Торговая площадка   Каталог компаний   Новости законодательства   Аналитика   Технологии и оборудование 
Журнал "Деловой лес" Для руководителей | Размещение баннеров и статей

Вход в систему

Логин
Пароль

Напишите, для регистрации

Статистика

Компаний: 1590
Пользователей: 2863

Реклама на сайте

Информеры Информеры
Главная страница » Аналитика

В Сибири нужно сажать новый лес

Сибирь – богатый российский край. Источник – несметных лесных богатств. Этот стереотип плотно сидит в головах жителей европейской части России и иностранцев. Однако, на самом деле, в южной Сибири леса исчезают на глазах, происходит деградация почвы, пески наступают на сельскохозяйственные земли …

Все эти проблемы усугубляются оттоком населения из сибирских глубинок в крупные города и другие населенные пункты. Энтузиасты засаживают опустевшие сельские поселения лесом, чтобы они не выглядели обезлюденными. А иностранцы восклицают: «Неужели в Сибири надо сажать леса!» Надо, братцы, надо!

Андрей Стеценко, участник официальной делегации России на переговорах по РКИК ООН и Киотскому протоколу, Высшая школа экономики: «Есть обыденное мнение, что в России леса много, а на самом деле деловой древесины мало, доступной древесины тоже не так много»

 

Шипуновское чудо

 

Что же делать в такой ситуации?

В Алтайском крае в Шипуновском лесничестве уже много лет работает уникальный лесничий – Алексей Пудовкин. В 1987 году он начал по инициативе лесхоза восстанавливать лесозащитные полосы вокруг сельскохозяйственных земель, и попытался заново посадить утраченный еще в конце XIX века Чупинский бор!

После отмены крепостного права в 1861 году в Сибирь хлынул поток переселенцев. Осваивая сибирские земли, лес вырубали. Кроме того, много хвойных насаждений было уничтожено пожарами. В конце XIX века степные сосняки простирались на 10 тысяч га, которые к концу XX века превратились в песчаные дюны. По данным 80-х годов ушедшего века территория лесного фонда была лишь 910 га. За 100 лет соснового бора стало в 10 раз меньше.

Затем начались еще более тяжелые процессы. Пески стали наступать на плодородные почты. За 10-15 лет сельскохозяйственные земли могли полностью исчезнуть на той территории. Тогда лесхоз начал предпринимать шаги для того, чтобы спасти как сельское хозяйство, так и восстановить лес. Алексей Пудовкин, лесничий Шипуновского лесничества, начал сажать лес в середине 80-х гг. За эти годы было создано более 5 тысяч га соснового леса. Лесовосстановительные работы продолжаются и в 2011 году. В среднем каждый год Чупинский бор прирастает на 200 га. Стоимость саженцев на одном гектаре сегодня составляет 10 тысяч рублей.

Киотские леса

Молодые насаждения привносят в атмосферу земли более всего кислорода. Именно эти леса можно было бы оформить в виде, так называемых «Киотских лесов» и получить деньги на проведение еще более широкомасштабных работ по восстановлению леса в разных частях Сибири.

Однако пока в мире нет ни одного подобного лесного проекта в рамках Киотского протокола, хотя механизм продажи углеродных стоков прописан в международных конвенциях и документах. Центр экологических инициатив из Москвы, директором которого является Георгий Сафонов, сейчас активно занимается созданием первого в мире подобного проекта, где зачитывались бы стоки углерода из российских лесов. Однако времени у энтузиастов осталось не много, в 2012 году Киотский протокол заканчивает свое существование и если они не успеют подать заявку до конце 2011 года, ничего засчитано не будет.

По данным Георгия Сафонова, Россия может зачесть стоки углекислого газа за счет своих молодых лесов в размере 605 млн.тонн СО2-эквивалента. Это почти 5 млрд евро, которые могли бы прийти в нашу страну от иностранных компаний, желающих купить эти стоки. И таких компаний в мире не мало. Один из покупателей, с которыми уже договорились лесники – Всемирный банк. Однако пока еще в России не отлажена процедура продажи стоков СО2 и оформления подобных проектов. Никто не знает, даст ли вообще углеродный оператор в лице «Сбербанка» добро на проведение данного проекта.

Почему Россия не хочет получить десятки и даже сотни миллиардов евро от иностранных инвесторов, которые сегодня находятся в обороте на углеродном рынке – загадка как для журналистов, так и для экспертов.

На вопрос корреспондента ИАА «ИНФОБИО» ни один эксперт, занимающийся вопросами Киотского протокола не смог дать ответ, почему российское правительство лишь в 2011 году стало одобрять проекты совместного осуществления по сокращению выбросов углекислого газа, хотя могло бы начать это делать в 2008 году и привлечь за это время массу денег. Период Киотского протокола всего лишь 2008-2012 гг. И у нашей страны на старте были огромные возможности по получению «воздушных» денег. Нет ответа и на вопрос, почему ни одного углеродного стока, образующегося в российских лесах, до сих пор не продано на мировом рынке. Ведь это деньги за воздух, в самом прямом смысле слова. Если мы не продадим стоки и квоты, то ничего не изменится – мы просто не получим этих денег. А если продадим, никуда наши леса не денутся – они только будут лучше расти и давать больше кислорода, к тому же наши лесники получат деньги на развитие, которых им постоянно не хватает.

 

Лесники сжигают деньги

В российских глубинках на лесосеках древесные остатки сжигаются прямо на делянках. Европейцы приходят в ужас: «почему российские бизнесмены жгут свои деньги»? А стоимость дров в лесных регионах растет из года в год. Предпринимателям невыгодно вывозить порубочные остатки из леса, они вытаскивают только деловую древесину. В Европе выкорчевывают даже пни на биотопливо…это тоже имеет свои недостатки – обедняется почва, но эту проблему европейцы решают, обязывая оставлять в лесу определенный процент древесной и другой биомассы. В России же все наоборот: жителям сибирских деревень предлагают красивые ровные дрова по высоким ценам, а ветви, сучья, вершины и другие древесные отходы сжигают в лесу, нанося экологии и климату непоправимый ущерб. Ведь всю эту биомассу можно было бы сжечь в котельной вместо угля в каком-то близлежащем к делянке поселке или городке. До 40% древесины, которая могла бы стать биотопливом, остается в российском лесу!

Производители новых видов биотоплива – пеллет и брикетов – сегодня тоже не особо жалуют порубочные остатки, предпочитая опилки и отходы деревообработки и лесопиления, которые более доступны.

Что делать?

Что будет с российским лесом – легкими планеты – зеленым золотом России, если мы сегодня не задумаемся и не решим проблему древесных остатков и лесопосадок? Можем ли мы взять опыт Европы и сравнить себя с ней? Читатель воскликнет: «Почему мы смотрим на Запад? Мы – не они. Мы – другие!» Давайте тогда, дорогой читатель, посмотрим на Китай – он рядом с Алтайским краем и имеет даже общую границу с Республикой Алтай. Да, Китай вырубил у себя весь лес во времена своего активного экономического и промышленного роста, но сегодня здесь началась активная программа восстановления лесов. Кроме того, КНР разработало программу по снижению выбросов парниковых газов в атмосферу и активно занимается исследованием производства новых видов биотоплива и возможностями их использования. Да, Китай, тоже не Россия, но все-таки и в Европе, и в Китае – есть государственная политика поддержки производства и использования биотоплива и восстановления лесов (или их рационального использования, как в Финляндии, где государство финансирует невыгодные с экономической точки зрения мероприятия в лесу, в частности, и ряд рубок ухода – прореживание леса).

Мы призываем Вас к дискуссии? Вы понимаете, какова роль каждого из нас в сохранении богатства России и что мы можем сделать для этого?


Мы занимаемся изготовлением бизнес-сувениров по доступным ценам и в короткие сроки!