Торговая площадка   Каталог компаний   Новости законодательства   Аналитика   Технологии и оборудование 
Журнал "Деловой лес" Для руководителей | Размещение баннеров и статей

Вход в систему

Логин
Пароль

Напишите, для регистрации

Статистика

Компаний: 1589
Пользователей: 2863

Реклама на сайте

Информеры Информеры
Главная страница » Аналитика

Миф о государственном лесном резерве

Миф о государственном лесном резерве

Для тех, кто был в окопах Отечественной войны, а так же тех, кто по своему возрасту оказался рядом с фронтом, слова “Резерв Верховного Главнокомандующего” и сейчас полны высокого смысла. За этими словами стояла реальная (!) мощь сконцентрированных боевых и иных ресурсов страны.

Резерв ВГК создавали (накапливали) за счет многих лишений, тяжелейшего труда и гибнувших в это время людей на фронте и в тылу. И все для того, чтобы можно было направить этот резерв именно туда и тогда, где его участие в боях позволяло одержать победу в крупных военных операциях.

Прошло с той поры много лет, но и теперь к самому слову “резерв” люди относятся с пониманием и уважением.

Резерв нужен не только на войне. И в нашей мирной жизни он должен быть достаточным, находиться в готовности и быть, как говорят, всегда под рукой, чтобы с его помощью можно было “переломить” трудную ситуацию или срочно выполнить нечто особо нужное для страны.

По-человечески, очевидно, понятно всем: на разных уровнях организации нашей жизни без резерва жить плохо, или даже вообще нельзя. Поэтому к самому факту появления слов “резервные леса” в проекте нового Лесного Кодекса России все, кто читал этот документ, имеют основание отнестись однозначно положительно.

Это - при первом чтении.

Но уже при втором автоматически появляются вопросы: почему в проекте Кодекса не сказано о том, где, сколько и каких резервных лесов надо иметь в России?

В статье 109 проекта Кодекса о “резервных лесах” сказано сверхкоротко: это те, “в которых не планируется осуществлять заготовку древесины в течение – почему-то – двадцати лет”. Такое вот оказалось более чем странное понятие о резерве у тех, кто готовил проект Кодекса.

Больше о лесах, которые в проекте ЛК названы “резервными”, можно узнать из других документов.

В утвержденной М.Касьяновым “Концепции развития лесного хозяйства Российской Федерации на 2003-2010 годы” на стр.11 (последний абзац) с исчерпывающей ясностью сказано: в названные годы будем продолжать вырубку лесов в европейской России, на Урале, в южных районах Сибири и Дальнего Востока. Там же подчеркнуто, что приоритет в “развитии лесопользования” (т.е. в истреблении лесов) должен быть отдан Европейской России и Уралу, где уже давно велись и продолжаются интенсивные рубки, в результате которых запасы древесины в спелых хвойных древостоях “скатились” во многих областях и республиках на уровень приспевающих и даже средневозрастных древостоев. Как легко понять, такие леса государственным резервом назвать нельзя.

А где же нетронутый рубками резерв, способный принести России победу в ее нелегкой лесной политике?

Поскольку в Европейской России и на Урале (если говорить о них в целом) упомянутые в проекте Лесного Кодекса резервные леса уже не просматриваются, остается одно – искать их к северо-востоку от Урала, где расположено около половины всей покрытой лесной растительностью площади РФ. Какие леса там доминируют, и можно ли их рассматривать в качестве стратегического резерва России?

Ответ на этот архиважный вопрос дает “Государственный доклад о состоянии и использовании лесных ресурсов Российской Федерации в 2002 г.”, подготовленный и изданный Государственной лесной службой МПР.

В докладе (на стр. 15,16 и на приведенных там рисунках 6 и 7) сказано с исчерпывающей четкостью о том, что в вышеназванном регионе (т.е. к северо-востоку от Урала) явно доминируют леса с запасом древесины всего 50-100 м3/га и средним приростом древесины до 1 м3/га. Это в два-три раза меньше, чем, например, в Ленинградской области с ее относительно развитой инфраструктурой. В Канаде такие древостои вообще не принимают в расчет в качестве объектов для промышленной лесоэксплуатации, поскольку это, кроме всего прочего, лишено экономического смысла.

С позиции сохранения биосферы Земли указанная территория России (к северо-востоку от Урала) несомненно имеет важное и еще не полностью оцененное значение. Данный факт, я думаю, никто не будет оспаривать. Однако как можно (на каких основаниях) выдавать указанную площадь с мизерными удельными запасами древесины в качестве государственного лесного резерва России?

Ответа на указанный важный вопрос я не нашел ни в официальных, ни в неофициальных документах. Поэтому ниже приведены два варианта ответа на данный вопрос, которые автор статьи рассматривает как предположительные.

Первый. Высказанное в проекте Лесного Кодекса соображение о том, что упомянутые “резервные леса” могут поступить в рубку не раньше, чем через 20 лет, наводит на следующую мысль.

Составители проекта Кодекса очевидно предполагают, что через указанное число лет эти леса станут старше, накопят в себе больший запас товарной древесины, что позволит увеличить прибыль от их эксплуатации.

Если названное предположение кому-то действительно пришло в голову, должен сообщить авторам проекта Лесного Кодекса следующую информацию, которая не может их обрадовать.

Как некие мифические персонажи и литературные герои, большая часть лесных фитоценозов на Северо-Востоке России не имеет возраста в нашем (человеческом) смысле этого слова. Смерть и появление новых деревьев там происходят параллельно, что не сопровождается увеличением количества товарной древесины по причине крайней скудности условий местообитания. По той же причине эти леса имеют весьма низкую полноту. Поэтому появление там лесозаготовителей через указанные в проекте Лесного Кодекса 20 лет (или даже через 200 лет) не приведет к увеличению их доходов.

В масштабе жизни людей, крайне низкопродуктивные леса на севере и северо-востоке России можно рассматривать как бы вечными, если в их жизнь не вмешается некая внешняя сила, например, лесозаготовители, еще один Тунгусский метеорит, массовые пожары и пр. Почти все эти силы мы не можем взять под свой контроль. Однако, считая себя представителями вида Homo sapiens, мы можем хотя бы не увеличивать их число.

Второй. Этот вариант объяснения того, почему явно непродуктивные и недоступные леса названы в проекте закона “резервными”, я, для краткости, называю криминально-политическим. При такой посылке, смысл присутствия этого псевдорезерва в Лесном Кодексе видится в том, чтобы упрочить миф о неисчерпаемости лесных ресурсов России, да еще о наличии у нас якобы очень большого лесного резерва. Зачем? А затем, чтобы опираясь на этот миф, можно было бы с большим успехом выполнить принятую правительством М.Касьянова в 2003г. “Лесную” концепцию, ориентированную на вырубку доступных для эксплуатации лесов страны, которые при их экономном использовании могли бы послужить не только нашим детям, но и внукам-правнукам.

В заключении задамся вопросом: а нужен ли вообще России ее государственный лесной резерв, да еще там, где продолжает жить большинство ее населения? Ответ на этот вопрос – в самой нашей давней и новой истории. Например, в годы гражданской войны Москва, Петроград, другие города и самые железные дороги страны не замерзли только благодаря ее лесному резерву. И еще. В Отечественную войну, если бы не этот резерв, некуда было бы бежать жителям сожженных городов и деревень, и не из чего было бы строить спасающие солдат накаты над их землянками.

Перечню подобных примеров нет числа.

Иные мне возразят: то было давно и не повторится. Отвечу оптимистам: хорошо бы так. А если прав окажется мудрец Екклезиаст, сказавший в незапамятные времена: “будет то, что уже было”?

С моей точки зрения, настоящий (т.е. хорошо доступный и достаточно мощный) лесной резерв стране обязательно нужен. Наличие такого резерва- одно из важных условий экономической и не только экономической безопасности страны. Соответственно и решать этот вопрос надо на уровне Совета безопасности России.

 

 

Заслуженный лесовод России, член –корреспондент РАСХН, главный научный сотрудник “СПбНИИЛХ” доктор с.-х. наук, профессор И.В.Шутов

30.10.2006г.


Свежая информация огнебиозащита на нашем сайте.