Торговая площадка   Каталог компаний   Новости законодательства   Аналитика   Технологии и оборудование 
Журнал "Деловой лес" Для руководителей | Размещение баннеров и статей

Вход в систему

Логин
Пароль

Напишите, для регистрации

Статистика

Компаний: 1590
Пользователей: 2868

Реклама на сайте

Информеры Информеры
Главная страница » Новости лесной отрасли

Китайская экспансия или трудовые резервы России?

п-к.з Андрей Девятов, СОЮЗ ВОЕННЫХ КИТАЕВЕДОВ РОССИИ

  Неравномерность развития стран и народов в истории России и Китая выразилась в том, что население Китая за годы народной власти удвоилось и продолжает расти, а население Новой России по сравнению с численностью населения народов Союза ССР уменьшилось вдвое и продолжает сокращаться. Можно сказать, что по отношению к добродетели, как одной из характеристик благоденствия, Китай и Россия ныне временно находятся в противофазе.

 Объявленное «стратегическое взаимодействие», выстраиваемое властями России и Китая в политике, в экономике должно опираться на естественную взаимодополняемость. Однако, по оценкам сторонних наблюдателей, оставшиеся почти без жителей бескрайние просторы Сибири и Дальнего Востока России: леса и поля, воды и недра, в отсутствии обустройства и собственных хозяев обречены на растаскивание в уделы кормления чужих стран и народов. С другой стороны, людское море Китая на порядки превышающее численность редких островков обитания российской глубинки, естественным ходом вещей стремится заполнить природную пустоту.

В официальных документах Министерства внутренних дел и Федеральной службы безопасности России этот демографический «форс-мажор» называется просачиванием, расползанием, оседанием и закреплением этнических китайцев в России, тихо занимающих экономическую и демографическую пустоту и «окукливающихся», на «чайна-рынках» в «чайна-деревнях» и «чайна-таунах», объединенных нелегальной сетью китайской культурной диаспоры, живущей по законам «триад» (мафии).

 Примечательно здесь то, что очевидная природная взаимодополняемость находящихся в противофазе России и Китая, упираясь в «человеческий фактор» чиновника российской власти в центре и на местах, не перерастает в экономическое процветание России, но де-факто оборачивается тем, что частный российский бизнес со временем может быть вообще придушен в крепких объятьях китайской дружбы.

 И беда России здесь в том, что китайское государство имеющее самый громадный в истории человечества опыт тотального управления, занимается стратегическим планированием, а либерально-демократические порядки Новой России ограничивают внимание российского государственного чиновника лишь тактикой сегодняшнего дня. В отсутствии стратегической высоты и долговременной перспективы российский чиновник любого уровня стремится переложить ответственность за принимаемые решения с себя на «невидимую руку рынка», любые живые директивы исполнительной власти прикрыть мертвой буквой закона, а личный интерес собственной достойной жизни быстро удовлетворить за счет бездействия, щедро оплаченного активистами теневых схем.

 Именно поэтому замечательное российское законодательство всю ответственность за приглашение, прием, размещение и использование иностранных трудовых ресурсов перекладывает с государства на частного предпринимателя. Более того, при невыполнении иностранной стороной контрактных обязательств, будь то заявленные объемы строительства, безосновательные прогулы или даже бунты иностранных рабочих, все хлопоты и все расходы по урегулированию споров и избавлению от досадных «партнеров» лежат не на посредничающей и контролирующей закон государственной миграционной службе, а прямо, целиком и полностью на «хозяйствующих субъектах». И здесь уместно напомнить слова апостола Павла: «ибо закон ещё ничего не довел до совершенства» (Евреям 7:19).

 Что же в этих условиях делать российскому работодателю, которому для присутствия своего частного предприятия на рынке товаров и услуг позарез нужны квалифицированные, здоровые, трезвые, трудолюбивые и дисциплинированные рабочие руки, а в округе таковых даже и нетрезвых нет?

И что делать претендующим в 2008 году на законную власть в России: ответственному за уже запущенные национальные проекты (Медведев) и авторам перспективных проектов «Либеральной Империи» (Чубайс), «Империи Свободы» (Касьянов), «Пятой Империи» (Проханов) или «Великого последнего шанса» (Веллер), которым для удержания тыла сырьевого экспорта и на участке прорыва товаров передела российского производства хотя бы на собственный, а лучше на мировой рынок, нужно будет где-то изыскать трудовые резервы?

 Для мыслящих диалектическими категориями линейного противоборства или, что то же самое, классической греко-римской борьбы (кто кого вытолкнет за пределы ковра), подсказка из практики восточных единоборств, будет малопонятной и экзотической, но тем не менее: следует принципиально поддаться нажиму извне, перехватить чужую активность и вывернуть энергию «крепких объятий дружбы» в выгодное для себя направление.

 Что касается российских частных предпринимателей, желающих использовать китайскую рабочую силу, то данная подсказка в логике бизнеса имеет следующий вид. В Китае вопросы экспорта за рубеж китайской рабочей силы являются предметом государственной политики. Эта государственная политика активно реализуется ВСЕМИ способами, как легальными, так и нелегальными. Здесь китайцы давят. Поэтому, для снижения риска неожиданных последствий и внеплановых накладных расходов, следует уклониться от заманчивых прямых путей в форме двусторонних трудовых контрактов на свободном рынке китайского труда и искать уполномоченных посредников, имеющих поручения партии и правительства Китая по подбору и подготовке кадров для отправки за рубеж. Положительный пример здесь демонстрируют специализирующиеся на экспорте труда фирмы типа компании «ХуаЛун» из города Далянь, которая получила от государства бывшее артиллерийское училище и на его базе уже многие годы готовит рабочие команды для Японии. Имея лицензию государства Школа по подготовке кадров этой компании имеет возможность быстрого набора нужных специалистов по всей стране, формирует по заявкам извне рабочие команды, проводит короткую доподготовку кандидатов для посылки за рубеж по основам иностранного языка, правовым и культурным особенностям страны будущего пребывания, сколачивает бригады специалистов, выправляет рабочим все необходимые для выезда за рубеж документы, несет ответственность перед китайскими властями за строгое исполнение контрактных обязательств с иностранным заказчиком. То есть несет ответственность за весьма нежелательную для официального Китая «потерю лица» на внешнем рынке труда.

 Что касается нынешних и будущих государственных деятелей России, мыслящих проектно и стремящихся рулить со стратегических высот, то подсказку успешного использования китайских трудовых ресурсов дает история России. Так например, во время Первой мировой войны, когда гордость России – русский солдат ‑ сражался на германском фронте, стратегическую железную дорогу Петроград – Мурманск, сам город и мурманский морской порт построили китайские трудовые батальоны. Положительный опыт царей православных по применению китайских трудовых формирований для решения вспомогательных задач в тылу успешно использовали и большевики, как в ходе гражданской войны, так и в годы мирного строительства. И ныне привлечение на стройки «удвоения ВВП» китайских трудовых рот и батальонов: строительных, лесоповальных, нефтедобывающих, дорожных, станочных, сельскохозяйственных, прочих, было бы тем самым организационным резервом, который заполнил бы отечественную демографическую брешь и мог бы обеспечить людским ресурсом участок российского прорыва на товарном фронте геоэкономической конкуренции.

 Имеющие полувоенную организацию китайские трудовые роты (100 человек) и батальоны (до 500 человек) в соответствии с межправительственным соглашением и под государственные гарантии входили бы на территорию России под конкретное дело, строго на срок выполнения производственной или строительной задачи, с ограничениями свободы увольнения за пределы расквартирования, и выводились бы назад в Китай точно в соответствии со списочным составом. При этом за выполнение планов, дисциплину, оплату труда, быт, экипировку и снаряжение рабочих трудовых рот отвечала бы китайская сторона, а расчеты с российским заказчиком шли бы не в долларах США, как при частном найме каждого китайского рабочего, а зачетом встречных поставок в Китай тех природных ресурсов и продукции передела, которые необходимы китайской экономике. Причем аккордом за сданный китайцами объект или выполненный ими производственный план.

 Упорядочение привлечения китайской рабочей силы в обмен на российские природные ресурсы и было бы на деле взаимодополнением экономик наших двух стран, геополитически стоящих друг относительно друга «спина к спине».

 2007 год по инициативе Кремля назван годом Китая в России. Если бы в 2007 году концерты и выставки, фестивали культуры и спортивные выступления, красивые речи о нерушимой дружбе между народами России и Китая и заверения властей о «небывалом стратегическом взаимодействии» дополнились бы практикой хотя бы одного показательного факта разрешения на местах, пусть в отдаленных сельских и лесных районах России, самого острого противоречия наших национальных интересов в сфере народонаселения и трудовых ресурсов, то это был бы пример ГАРМОНИИ МИРА. Пример новых принципов отношений между странами и народами в постиндустриальный период истории человечества.