Торговая площадка   Каталог компаний   Новости законодательства   Аналитика   Технологии и оборудование 
Журнал "Деловой лес" Для руководителей | Размещение баннеров и статей

Вход в систему

Логин
Пароль

Напишите, для регистрации

Статистика

Компаний: 1590
Пользователей: 2868

Реклама на сайте

Информеры Информеры
Главная страница » Новости лесной отрасли

Сдаем позиции. Доля российских компаний с 2007 по 2011 год снизилась на большинстве товарных рынков

Владимир Сальников

Давно уже стал общим местом тезис о том, что будущий рост российской экономики не сможет опираться на увеличение добычи сырья. В его основе должно лежать увеличение производства товаров высокой степени переработки как для внутреннего, так и для внешнего рынка. Кроме того, ускоренный рост экспорта продукции обрабатывающих производств крайне важен в перспективе — для поддержания сбалансированности платежного баланса страны.

 Каковы же актуальные тенденции изменения конкурентных позиций компаний России на мировых рынках? Годы кризиса представляют особый интерес, так как конкуренция за рынки в такие периоды особенно обостряется.

 Для обобщенной оценки изменения конкурентных позиций можно рассмотреть изменение доли импорта на внутреннем рынке, а также доли экспорта из России в общемировом экспорте по основным видам деятельности (прежде всего обрабатывающим).

 Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы. К большому сожалению, ситуацию с изменением конкурентных позиций можно оценить в целом негативно. Доля российских компаний с 2007 по 2011 год снизилась на большинстве товарных рынков — и внутри страны, и особенно за рубежом. Эта тенденция была устойчивой, хотя без некоторых положительных тенденций также не обошлось.

Внешние рынки

На крупнейших экспортных товарных рынках приятные исключения крайне немногочисленны. Причем ни одно из них не связано с товарами высокой степени обработки. Увеличилась лишь доля России на рынках нефти и нефтепродуктов.

 Кроме того, удалось сохранить позиции на мировых рынках химической продукции. Наконец, удержали свои позиции производители пищевых продуктов. Все остальные производства значительно, на 15–20%, сократили свое присутствие на мировом рынке.

 Причем это относится не только к давно ослабленному машиностроительному сектору, но и даже к сырьевому экспорту, не связанному с нефтью, — металлы, продукция лесопромышленного комплекса.

 На уровне более мелких рынков позитив также едва просматривается. Так, на рынках машиностроительной продукции зафиксирован рост физического объема экспорта продукции приборостроения (на 19% за последние четыре года), бытовой и железнодорожной техники (на четверть). Однако в последних двух случаях о каком-то качественном прорыве речь не идет, рост приходится преимущественно на экспорт в страны ближнего зарубежья (отчасти это результат восстановления кооперационных связей). По всем другим машиностроительным сегментам имеет место снижение не только доли в торговле, но и физического объема экспорта в абсолютном выражении.

 На уровне отдельных рынков химической продукции существенного укрепления позиций не зафиксировано, удалось лишь удержать позиции по сырью — минудобрениям, продукции оргсинтеза, а также синтетическому каучуку.

 Только по большинству рынков пищевой продукции экспорт либо увеличился, либо по крайней мере не снизился. Но и тут есть два неприятных и довольно крупных исключения: за четыре года на четверть сократился экспорт мясо-молочной, а также плодоовощной продукции.

 Внутренние рынки

 На внутреннем рынке ситуация получше. Больший позитив обусловлен не только повышением конкурентоспособности компаний, но и усилением протекционизма на ряде рынков. Немаловажную роль сыграло и расширение бизнеса компаний с иностранным участием.

 Первое место по интенсивности импортозамещения делят две отрасли: производство пищевых продуктов, а также обуви и изделий из кожи. Доля импорта на этих рынках за истекшие четыре года сократилась на 15–20% (здесь и далее речь идет именно о процентах, а не процентных пунктах доли рынка).

 Примечательны два дополнительных позитивных момента. Во-первых, стабильность отмеченной тенденции. Во-вторых, именно в этих двух отраслях-лидерах чисто отечественные компании были не менее успешны, чем бизнесы с иностранным участием (доля последних осталась стабильной в пищевых производствах и несколько уменьшилась в производстве кожи и обуви).

 Второе место — у производителей транспортных средств, а также металлургов. Ситуация здесь уже не столь радужна. Доля импорта сократилась не так внушительно (на 8–10%).

 Кроме того, в 2011 году позитивная тенденция прервалась — доля импорта слегка возросла (на 5%). Причем не надо забывать, что производители транспортных средств выиграли за счет роста таможенных пошлин, а доля компаний с иностранным участием возросла в полтора раза.

 Третье место у единственной крупной отрасли — деревообработки, где доля импорта за период практически не изменилась, хотя заметно увеличилась по итогам 2011 года.

 На этом запас хороших новостей иссякает, во всех остальных секторах доля импорта в период 2008–2011 годов увеличилась на 15–25%.

 Завершая картину, необходимо отметить наиболее яркие успехи в импортозамещении на уровне отдельных более мелких секторов. Рекордсмены — производители плодоовощной (промышленной) продукции, где доля импорта сократилась практически вдвое (!) и сейчас составляет уже менее четверти объема рынка. Второе место — в кабельной промышленности (снижение импорта на треть, менее чем до 20% рынка). Третье место — у мясомолочной отрасли (снижение доли импорта на 20%). Замыкают перечень импортозамещающих секторов разнообразные пищевые производства (масел и жиров, макаронных изделий, муки и круп, сахара, пищевых концентратов), производство железнодорожной техники, пластмассовых изделий, лаков и красок (снижение доли на 5–15% за четыре года).

Выводы и выходы

 Несмотря на многообразие успехов в отдельных секторах, хотелось бы напомнить главный вывод: в целом конкурентные позиции работающих в России компаний за последние годы ухудшились. И это в условиях относительной закрытости внутреннего рынка (до вступления в ВТО), все еще относительной дешевизны труда и энергоресурсов (хотя и с рядом оговорок) и инвестиционной привлекательности быстрорастущего внутреннего рынка (особенно во время кризиса на фоне развитых стран).

 Идея не нова, что в дальнейшем действие факторов, снижающих конкурентоспособность, будет лишь усиливаться: ускоренный рост издержек, особенно энергетических, снижение импортных тарифов, дефицит квалифицированной рабочей силы.

 Но само по себе ухудшение условий не является однозначно негативным. Напротив, оно может стимулировать повышение эффективности и конкурентоспособности. Однако представляется, что такой «облагораживающий эффект» не достигается автоматически и возможен лишь при выполнении ряда условий.

 Помимо банальных требований макроэкономической стабильности, неповышения налоговой нагрузки (снизить вряд ли удастся) ключевыми должны стать действия по реальному снижению барьеров и улучшению предпринимательского климата. Такое пожелание уже тоже набило оскомину, но именно отсутствие значимого прогресса толкает к переосмыслению способов действия и перестановке акцентов.

 Представляется, что сейчас важно запускать механизмы, нацеленные на максимальное взаимодействие с бизнесом в части выявления и снятия важнейших барьеров и решения конкретных проблем.

 Не знаю точно, каков «кредит недоверия» у предпринимательского сообщества к различным органам власти, но наиболее конструктивное недовольство очень важно начать переплавлять в реальные изменения. Пусть малыми шагами, но важно, чтобы движение ощущалось. И крайне важно обеспечить достойный пиар таким изменениям. Такого рода шаги способны запустить конструктивную цепную реакцию, при этом организационные механизмы, структурирующие поток предложений снизу и конвертирующие его в конкретные действия сверху, должны быть к подобной цепной реакции готовы.

 Замечательно, что возник проект «Национальной предпринимательской инициативы» (НПИ). Однако он вряд ли способен решить все проблемы, особенно порождаемые реальной практикой правоприменения и оппортунизмом среднего и нижнего звена госуправления.

 Опыт НПИ необходимо тиражировать на местах. При этом кадры, как обычно, решают все. И здесь бизнес мог бы хорошо помочь. Тем более что для людей из частного бизнеса есть очень неплохой критерий отбора — конкретные истории успеха возглавляемых ими компаний.

Статья продолжает серию публикаций российских экспертов из Ассоциации независимых центров экономического анализа (АНЦЭА) о стратегических проблемах развития страны.