Торговая площадка   Каталог компаний   Новости законодательства   Аналитика   Технологии и оборудование 
Журнал "Деловой лес" Для руководителей | Размещение баннеров и статей

Вход в систему

Логин
Пароль

Напишите, для регистрации

Статистика

Компаний: 1590
Пользователей: 2868

Реклама на сайте

Информеры Информеры
Главная страница » Новости лесной отрасли

Тюремный бизнес: на чем зарабатывают кировские колонии

«Места не столь отдаленные» — это про Вятскую губернию. В эти места ссылали и солдат Наполеона, и последователей декабристов, и либералов, и марксистов. А в конце 30-ых годов прошлого века в Кировской области возникло то, аналогов чему не было за шесть с лишним веков вятской истории. В северной части региона был основан «Вятлаг». О его деятельности написаны десятки книг и научных работ.

Проанализировать экономическую составляющую «Вятлага» попытался и губернатор Кировской области Никита Белых. На эту тему он защитил кандидатскую диссертацию и выпустил монографию «Экономика Вятлага как система подневольного труда в 1938 — 1953 годах». С тех времен в работе кировских исправительных заведений многое изменилось. Причем существенно.

Не рабский труд

- Бытует мнение, что в колониях используется рабский труд, но это не так, - говорит начальник отдела маркетинга и материально-технического снабжения производства Сергей Малых. - У меня был опыт общения с ИКЕА. Я предложил им организовать производство стульев из массива, но получил отказ в связи с тем, что, по их мнению, на производственных участках уголовно-исполнительной системы используется рабский труд. Они мне так и ответили, чему я был крайне удивлен.

Сейчас никто насильно не заставляет заключенных трудиться. Так, из 12,5 тысяч кировских заключенных работают лишь около четырех тысяч человек. Причем в УФСИНе считают этот показатель приличным.

- По сути, мы являемся промышленным предприятием, но с одним существенным отличием, - отмечает Сергей Малых. - Акцент нашей работы главным образом направлен на привлечение к труду осужденных. Важным показателем нашей деятельности является трудовая занятость спецконтингента. Допустим, если взять последние три года, число работающих осужденных увеличилось на 1100 человек — с 2800 до 3900. Хочу заметить, что эта цифра стала увеличиваться в то время, когда страна переживала финансовый кризис.

Конечно, числа если сравнивать с временами Вятлага, скромные. С момента его создания в 1938 году через сеть подконтрольных ему предприятий прошло не менее 155 тысяч узников. Да и самих предприятий в то время было больше, хотя большинство рабочих были задействованы на лесозаготовке и лесопереработке. Впрочем, в лагере существовали и так называемые «вспомогательные и дополнительные» производства. В частности, немало заключенных работали в сельском хозяйстве и на производстве «ширпотреба» - товаров первой необходимости. Так, в 1952 году таких товаров выпустили на баснословную для тех времен сумму — в 14,6 млн. рублей. Только швейных изделий и кожаной обуви заключенные выпустили на 6 млн. рублей. Кроме этого, в Вятлаге производили стулья, пресс-папье, тарную дощечку и даже конторские счеты. Однако большинство из этих товаров производились в убыток. Например, в 1948 году только на ширпотребе лагерная система потеряла 4 млн. рублей. Кроме этого, были и «перегибы» в растениеводстве. В частности, один из лагерных сельхозов в Фаленках в конце сороковых принес убытков на 15 млн. рублей!

 Тюремный маркетинг

Однако сейчас предприятия УФСИНа точно в минус не работают. Да и ассортимент товаров стал куда больше, чем 60 лет назад. Правда по-прежнему самым частым занятием заключенных является валка леса и его пиление.

-Основным направлением производственной деятельности исправительных учреждений Кировской области является деревообработка, которая включает в себя не только изготовление пиломатериалов, тары и столярных изделий, но и мебели, - объясняет Сергей Малых. - Предприятия региона изготавливают мебельную фурнитуру, бондарные изделия для сауны и бани, дверные и оконные блоки. В центрах трудовой адаптации налажен выпуск швейных изделий, обуви, сувенирной продукции и изделий из лозы. Открыто производство мебели, пластиковых окон, теплиц из поликарбоната, валяных изделий, насосов, кованых изделий, ритуальной продукции.

Причем, в условиях рыночной экономики предприятия УФСИН развиваются куда быстрее, чем это было во времена ГУЛАГа. Они модернизируют кое-какое оборудование, и даже расширяют спектр производимых товаров.

-В настоящее время делается упор на глубокую переработку древесины, - отмечает Сергей Малых. - При этом в учреждениях области за последние годы открыто большое количество швейных участков. В настоящее время насчитывается более 600 единиц швейного оборудования, на котором отшивается спецодежда, форменное обмундирование, нательное белье, постельные принадлежности, подушки, матрацы, туристическое снаряжение, кожгалантерея. В целом, ассортимент товаров растет с каждым годом. Например, не так давно мы закупили оборудование для производства пластиковых окон и дверей, налажено производство металлической кровли, корпусной мебели, светодиодных светильников.

Если раньше линейку товаров, которую следовало выпускать заключенным, спускали планово и «сверху», то теперь этим занимаются штатные маркетологи.

То, что нужно производить мы определяем точно так же, как любое другое предприятие, существующее в рыночных условиях, с улыбкой говорит Сергей Владимирович. - Ориентируемся на спрос.

Делают это в УФСИНе тоже в соответствии с духом времени. Клиентов на свою продукцию ищут через глобальную паутину. Хотя и признают, что база данных постоянных заказчиков у них присутствует.

- В эпоху информационных технологий больше стараемся работать с Интернет-ресурсами, - поясняет Сергей Малых. В основном новых потребителей нашей продукции мы ищем там. Там же размещаем рекламу. Кроме того, всю информацию о нашей продукции можно получить на официальном сайте УФСИН России по Кировской области.

 Рентабельное производство

Увидеть товары, сделанные заключенными можно и на различных выставках. Например, не так давно продукция исправительных учреждений была представлена в выставках «Кладовая ремесел», «Лес. Деревообработка. Домостроение». На них же всем заинтересованным лицам раздуются многочисленные каталоги и буклеты с образцами продукции.

Что и говорить, сравнения с Вятлагом здесь, наверное, не уместны. Чего-чего, а продуманной маркетинговой политики в то время точно не существовало. Большинство товаров, сделанных руками зеков, шла на нужды самой системы лагерей, либо распределялась по различным внутренним каналам в многочисленные государственные ведомства. Сейчас же большая часть продукции поступает на рынок. Причем, торгуют тюрьмы и колонии практически со всеми регионами страны.

- Наши учреждения производят продукцию на основании заключенных и оплаченных договоров с потребителями, - говорит Сергей Малых. - География поставок очень широкая: Москва, Санкт-Петербург, Ярославль, Волгоград, Ростов, Краснодар, Астрахань и т. д.

Правда с зарубежными державами предприятия кировского УФСИН пока работать не могут. Экспортировать продукцию в эти страны из-за некоторых противоречий в законе очень проблематично. Однако это вовсе не означает, что товары не попадают за рубеж. Продукцию активно покупают многочисленные посредники, которые затем просто перепродают ее в другие страны. 

Все производства УФСИН сейчас являются рентабельными. Так, в 2012 году учреждения уголовно-исполнительной системы области произвели продукции на 624 миллиона рублей. Это на 35 млн рублей больше, чем в позапрошлом году.  Прибыль направляется на нужды исправительных учреждений, модернизацию оборудования, а также премирование самих осужденных.

 Мотивация персонала

В Вятлаге приказ, запрещающий привлекать женщин к тяжелым работам, появился лишь в 1953 году. Сейчас же трудиться на производствах УФСИНа могут далеко не все заключенные.

- Осужденные привлекаются к труду с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья, - отмечает Сергей Малых. - Так, обязанность трудиться не распространяется на осужденных, имеющих право на государственное пенсионное обеспечение по старости, - пенсионеров, а также осужденных, являющихся инвалидами первой или второй группы.

Платят за выполняемую работу зекам, конечно, немного. Большинство получает порядка 5-6 тысяч рублей. Однако при большом желании, есть шанс заработать в разы больше. В настоящее время у работающих осужденных есть гарантии социальной защиты. Размер оплаты у тех, кто  полностью отработал определенную на месяц норму рабочего времени и выполнил установленную норму выработки, не может быть меньше «минималки». Наиболее частая форма оплаты труда при этом сдельная. Хотя бывает и повременная.

Мотивируют к труду заключенных совсем не так, как в Вятлаге. Если раньше за отказ выходить на работы можно было легко угодить в карцер, или вовсе попасть под «высшую меру», то теперь никаких штрафных санкций к заключенным нет. Правда сама система мотивирования со сталинских времен особых изменений не претерпела. Точно также как и раньше, при выполнении нормы выработки осужденному выплачивается премия. Правда нормы выработки стали значительно скромнее...А вот что касается брака, и тогда и сейчас его хватает.

Не сказать, что его много, но, к сожалению, бывает, - объясняет Сергей Малых. - Контингент трудится специфический.

Значительно снизить этот брак призвана служба контроля качества. Конечно, проследить за полным процессом производства не просто, потому продукцию оценивают на выходе из цехов.

- УФСИН России по Кировской области уделяет особое внимание, обеспечению высокого качества продукции, устанавливая контроль на всех стадиях производственного процесса, начиная с контроля сырья и материалов, заканчивая определением соответствия выпущенной продукции техническим характеристикам. У нас есть инженеры по качеству, которые занимаются приемкой готовой продукции. Перед тем, как продукция поступает на склад, с цеха ее тщательно проверяют инженеры ОТК. Если обнаруживается брак, продукция отправляется в цех на доработку, если нет — на склад готовой продукции. Там она пакетируется, упаковывается и грузится в транспорт, - рассказывает Сергей Малых. 

В результате всех этих усилий формируется конечная цена на продукцию. При этом в ведомстве не стесняются говорить о том, что цены у них рыночные.

- Наши цены конкурентоспособны, поскольку у центров трудовой адаптации не стоит задача получение сверхприбыли, - говорит Сергей Малых. - Наша задача трудоустроить большее количество осужденных.