Торговая площадка   Каталог компаний   Новости законодательства   Аналитика   Технологии и оборудование 
Журнал "Деловой лес" Для руководителей | Размещение баннеров и статей

Вход в систему

Логин
Пароль

Напишите, для регистрации

Статистика

Компаний: 1590
Пользователей: 2868

Реклама на сайте

Информеры Информеры
Главная страница » Новости лесной отрасли

Отечественный леспром чахнет без инвестиций

Глава «Группы «Илим» Захар Смушкин и премьер Дмитрий Медведев надеются на возрождение российского леспрома.

Российские власти пытаются реанимировать отечественный леспром. Вчера в Иркутской области премьер Дмитрий Медведев принял участие в запуске новой линии по производству хвойной целлюлозы на базе Братского лесопромышленного комплекса (входит в «Группу «Илим» Продажа пиломатериалов). Однако этот запуск вряд ли изменит общую ситуацию: пока что Россия остается лишь сырьевым придатком Китая и Финляндии.

Мощность запущенной линии 720 тыс. тонн в год. В правительстве сообщают, что Братский лесопромышленный комплекс – самый крупный в мире по производству хвойной целлюлозы. Российская лесохозяйственная отрасль и особенно лесопереработка пока далеки от бурного развития. Самым громким событием становится запуск линии на уже имеющемся предприятии, а не введение в строй абсолютно новых заводов. Поток инвестиций в отрасль скуден, что признают и в правительстве. «За последние годы отрасль подобных инвестиций не видела и для всей отрасли это большое событие» – так Медведев отозвался о запуске новой линии. По его словам, с 2007 года реализовано менее четверти инвестиционных проектов в лесопромышленном комплексе – 27 из 117. Речь идет о 80 млрд. руб., хотя изначально заявлялось о 419 млрд. «В последние годы для развития отрасли определенные решения принимались. Не могу сказать, что ситуация радикально изменилась, тем не менее ситуация все-таки развивалась. Кроме льгот, предусмотренных для инвестиционных проектов, субсидируются проценты по кредитам, которые получены на модернизацию предприятий, создание высокотехнологичных производств», – сказал премьер.

Минпром ожидает, что до конца 2013 года будет введено в эксплуатацию восемь приоритетных инвестпроектов по лесопереработке. Общий объем инвестиций – 60 млрд. руб. По данным Минприроды, для этого необходимо выделение лесных участков с объемом сырья более 70 млн. куб. м. Уже выделено участков на 60 млн. куб. м. Проблемы с участками наблюдаются в Карелии, Башкирии, Бурятии, Свердловской области.

Сводки Росстата также фиксируют скорее упадок отрасли, чем ее возрождение. За январь–май 2013 года производство обработанных лесоматериалов в стране сократилось на 3,2% по отношению к аналогичному периоду прошлого года, щепы – на 17%, плит из древесины – на 11,4%, целлюлозы – почти на 10%, бумаги – на 8%. Рост был лишь по таким позициям, как производство фанеры – на 3%, картона – на 2%, мешков бумажных непропитанных – на 19%.

При этом, как следует из данных Росстата, основным экспортным товаром в отрасли остаются лесоматериалы, а не продукция деревопереработки. РФ уже давно выступает как сырьевой придаток для других стран – прежде всего Китая и Финляндии. Еще до кризиса российское правительство занялось этой проблемой. Чтобы привлечь в страну инвесторов, которые открыли бы на территории РФ предприятия по глубокой переработке леса, власти решили поднять вывозные пошлины на лес-кругляк до уровня запретительных. Однако кризис 2008 года не дал таким планам реализоваться, и Россия не увидела инвесторов не только в лесной отрасли, но и в остальных. Введение же запретительных пошлин пришлось отложить на неопределенный срок. Однако не только в кризисе было дело, ведь в том же Китае, несмотря на глобальные потрясения, лесопереработка вовсе не зачахла. В числе других препятствий оказались неблагоприятный деловой климат, риски административного и коррупционного давления, сложности с подключением к электросетям и т.п.

Эксперты пока не видят улучшений в лесной отрасли страны. «Россия остается сырьевым придатком. И вступление в ВТО эту зависимость укрепило, – говорит директор департамента компании «Уральский союз» Александр Миронов. – Фактически Европа получила доступ к лесному сырью. Финские заводы, готовые закрыться из-за недостатка кругляка, теперь рассчитывают получить его с российских лесосек. На эти же лесосеки претендует Китай».

Леспром нуждается в серьезных инвестициях, причем не только в производство, но и в инфраструктуру. Однако собственных ресурсов у российских предприятий нет, заемные средства слишком дороги. «И по поведению традиционных импортеров российского леса в последние годы становится очевидным, что ни Финляндия, ни Китай не планируют в ближайшей перспективе вкладывать крупные средства в российский леспром», – добавляет Миронов.

«По прогнозам Минэкономразвития, основанным на инновационном сценарии, до 2030 года ожидается рост сектора деревообработки в 2,2 раза по сравнению с 2011 годом, сектора целлюлозно-бумажной продукции (ЦБП) – в 1,9 раза. Чтобы обеспечить такие объемы, планируется привлекать средства российских и иностранных банков. Все по тому же сценарию объем инвестиций в сектор производства продукции деревообработки увеличится к 2030 году в 2,6 раза, по ЦБП – в 6,8 раза. Для успешной реализации такого оптимистичного сценария необходимо как минимум создать благоприятные инвестиционные условия для этой сферы, упростить выдачу кредитных денег на проекты в данной области, отладить механизмы государственно-частного партнерства», – считает аналитик Lionstone Investment Services Ltd Анастасия Маттиола.

Пока что развитие отрасли сдерживается многими факторами. И, пожалуй, самый главный из них – то, что леспром полностью находится в ведении государства, считает Маттиола: «Отсюда – и коррупционные, и бюрократические, и административные барьеры». «Необходимо активизировать работу по стимулированию инвесторов, активнее участвовать в субсидировании данного направления, создавать современные высокотехнологичные производства», – продолжает эксперт «Инжиниринговой компании «2К» Александра Мальцева.

Некоторые эксперты предложили свои варианты возрождения отрасли. Аналитик группы «Развитие» Сергей Шандыбин считает, что «локомотивом роста и модернизации российской деревообрабатывающей отрасли могла бы стать массовая программа поддержки строительства доступного жилья типа «коттедж из дерева». Рост отрасли произошел бы не только за счет производства материалов для строительства, но и за счет спроса на мебель, который всегда следует за жилищным бумом.