Торговая площадка   Каталог компаний   Новости законодательства   Аналитика   Технологии и оборудование 
Журнал "Деловой лес" Для руководителей | Размещение баннеров и статей

Вход в систему

Логин
Пароль

Напишите, для регистрации

Статистика

Компаний: 1590
Пользователей: 2868

Реклама на сайте

Информеры Информеры
Главная страница » Новости лесной отрасли

Китай готов инвестировать в инфраструктурные проекты Дальнего Востока и Байкальского региона: перспективы, риски, мотивация. Экспертное мнение

Китай намерен проинвестировать ряд инфраструктурных проектов на территории Дальнего Востока и Байкальского региона. На днях подписано Соглашение о сотрудничестве между Государственным банком развития Китая (ГБРК) и Минвостокразвития РФ. Как сообщалось ранее, Соглашение предусматривает участие китайского банка в финансировании инвестиционных проектов на территории Дальнего Востока и Байкальского региона, а также развитие взаимовыгодного инвестиционного сотрудничества.

По мнению доктора философских наук, профессора, директора Дальневосточного института социально-политических исследований, завкафедрой философии и культурологии Тихоокеанского госуниверситета Леонида Бляхера, привлечение финансовых структур Китая к участию в инфраструктурных проектах на Дальнем Востоке и в Байкальском регионе – шаг разумный, хотя и вынужденный.

Современные методы обработки древесины, позволяют уверенно утверждать о долговечности построек. В отличие от кирпичных и бетонных строений, дома из древесины, благодаря своей структуре, «дышат» и прекрасно сохраняют тепло. Сравнивать древесину с другими строительными материалами по параметрам экологии вообще нет необходимости.

- Почему разумный? Условия, на которых китайские банки предоставляют кредиты, финансируют проекты и т.д. намного выгоднее, чем те, которые предоставляются отечественными банками, - прокомментировал "Телеинформу" эксперт. - Но главная проблема даже не в этом. Инфраструктурные проекты, к финансированию которых предполагается привлечь китайские деньги, начинают приносить прибыль очень не скоро. Но без них – без дорог и электростанций, мостов и дамб, аэропортов и морских портов – развитие региона просто немыслимо. Однако бизнес, что вполне понятно и естественно, мыслит категориями «быстрой выгоды», оборота. То, что не «отобьется» сегодня или завтра, для бизнеса попросту не интересно. В результате, инфраструктурные проекты, как правило, это инициатива государства. Казалось бы, раз это – государственная задача, то и деньги должны быть государственные. При чем здесь китайцы? Здесь-то и начинается самое интересное. Кремль в стране, конечно, единый и нерушимый. Только вот башен у Кремля много. И каждая из них преследует свои, как сказали бы в прошлом, «ведомственные» интересы. Этим ведомствам тоже хочется быть рентабельными, иметь прибыль. В результате они, как и бизнес, начинают думать реалиями настоящего (выгодно ли это сегодня?).

Но разворачивающиеся сегодня проекты, которые, собственно, курирует Минвостокразвития, это – проекты «завтра». Сегодня они убыточны. Об этом не устают твердить со всех сторон. И это правда. Они убыточны. Как был убыточен, на момент строительства, Транссиб или трансконтинентальные дороги в США. Увидеть «завтра», увы, не выходит. Здесь на помощь и приходит южный сосед, накопивший в последние годы значительный избыток средств. К настоящему времени бизнес и финансовые структуры КНР уже достаточно активно инвестировали в хозяйство Дальнего Востока. Но это были относительно «короткие» инвестиции: сельское хозяйство ЕАО и Приморья, добыча полезных ископаемых (Кимкано-Сутарский ГОК), деревообработка и оптовая торговля. Лишь совсем недавно начались первые инвестиции в строительство железных дорог и мостов.

Почему же китайские банки, связанные с государством, идут на инвестиции, которые принесут дивиденды не завтра и даже не послезавтра? Во-первых, потому, что умеют смотреть немножко дальше. Понимают, что наличие дорог, удобных коммуникаций и дешевой энергии им выгодно не меньше, чем жителям России. По этим дорогам не только продукция западной части страны пойдет в АТР, но и китайская продукция пойдет в Европу. Во-вторых, потому, что верят в Россию и будущее ее экономики, может быть, больше, чем отечественные бизнесмены, охваченные игрой «пора валить». Ну, и, в-третьих, выход на российский рынок для избыточного (и мертвого) китайского капитала – это правильная политика.

Есть ли здесь риски? И да, и нет. Любая экономическая деятельность, да и деятельность вообще – штука рискованная. Тем более, что наш партнер, естественно, будет блюсти собственные интересы. Вот на кладбище рисков никаких нет. Но туда почему-то не стремятся. Конечно, бюджетные деньги были бы надежнее. Но сегодня все более понятно, что деньги эти придут очень не скоро, если вообще придут. Потому, для решения стратегических задач развития России привлекаются те деньги, которые есть. В данном случае, китайские деньги. Можно ли при этом соблюсти российские интересы? Да. Для этого достаточно четко и с самого начала определить «правила игры», достаточно видеть это самое «завтра» и указать на него партнеру. Именно эту роль и выполняет уже долгие годы нынешний министр Минвостокразвития. Разумные люди всегда могут договориться. Вот они и договорились

Леонид Бляхер
Минвостокразвития