Торговая площадка   Каталог компаний   Новости законодательства   Аналитика   Технологии и оборудование 
Журнал "Деловой лес" Для руководителей | Размещение баннеров и статей

Вход в систему

Логин
Пароль

Напишите, для регистрации

Статистика

Компаний: 1590
Пользователей: 2868

Реклама на сайте

Информеры Информеры
Главная страница » Новости лесной отрасли

Почему нынешняя лесопожарная катастрофа в Сибири связана с плохой работой МЧС России

С начала сентября в двух регионах Восточной Сибири (Иркутской области и Красноярском крае) развивается крупнейшая лесопожарная катастрофа, приведшая к опасному для здоровья и жизни людей задымлению обширной территории, большим потерям лесных ресурсов и природных объектов, угрозам безопасности транспорта и другим тяжелым последствиям. По состоянию на 25 сентября катастрофа еще не закончилась, пожары в части районов продолжают действовать, обширная зона задымления сохраняется.

25 сентября министр МЧС России В.А.Пучков провел в Национальном центре управления в кризисных ситуациях совещание по ситуации с пожарами на природных территориях в Сибири. В ходе совещания министр, судя по сообщениям, размещенным на информационных ресурсах самого МЧС, и по публикациям в СМИ, много кого обвинил в плохой работе: Авиалесоохрану, местное самоуправление, региональные власти, а также неопределенных "отдельных руководителей", которые "расслабились".

В какой-то мере он прав, и немалая доля вины действительно лежит и на региональных властях, которым переданы полномочия по организации охраны лесов, осуществлению в них мер пожарной безопасности и тушению лесных пожаров, и на Рослесхозе, на который возложены полномочия по контролю за достоверностью сведений о пожарной опасности в лесах и лесных пожарах, и на Авиалесоохране, которая является оператором специально для этого предназначенной системы ИСДМ-Рослесхоз, и на многих конкретных должностных лицах федерального и регионального уровня. Но при этом главным органом власти, чья долгая плохая работа стала важнейшей причиной нынешней лесопожарной катастрофы в Сибири, является именно МЧС России во главе с министром Пучковым.

Почему? Причин много, приведем здесь лишь важнейшие из них.

За тушение лесных пожаров по действующему законодательству отвечают органы государственной власти субъектов РФ (ст. 83 Лесного кодекса РФ). Лесопользователи, в том числе арендаторы, обнаружив пожар, обязаны "сообщить об этом в специализированную диспетчерскую службу и принять все возможные меры по недопущению распространения лесного пожара" (ст. 53.4 Лесного кодекса РФ). Какие-то полномочия, связанные с тушением пожаров, фактически сохранены за федеральными органами управления лесами и подведомственными им организациями - в частности, в структуре ФБУ "Авиалесоохрана" существует сравнительно небольшой федеральный резерв парашютно-десантной пожарной службы (около 750 человек по состоянию на начало пожароопасного сезона 2016 г.), который привлекается к тушению по запросам от руководства субъектов РФ.

Но лесные пожары остаются просто лесными пожарами, пока они не достигают параметров чрезвычайной ситуации. Для лесных пожаров эти параметры четко определены постановлением Правительства от 17 мая 2011 г. № 376 "О чрезвычайных ситуациях в лесах, возникших вследствие лесных пожаров". Согласно действующей редакции этого постановления, под ЧС самого низкого уровня следует понимать "чрезвычайную ситуацию в лесах муниципального характера, в результате которой зона чрезвычайной ситуации в лесах не выходит за пределы одного муниципального района или городского округа, при этом в лесах на указанной территории не локализованы крупные лесные пожары (площадью 25 гектаров и более в зоне наземной охраны лесов и 200 гектаров и более в зоне авиационной охраны лесов), действующие более 3 суток с момента обнаружения, в отношении которых в установленном порядке не принималось решение о прекращении или приостановке работ по тушению лесного пожара, и (или) более 5 суток действуют нелокализованные лесные пожары, находящиеся в пределах 5-километровой зоны вокруг населенного пункта или объекта инфраструктуры, и (или) на тушение пожаров привлечено более 50 процентов лесопожарных формирований, пожарной техники и оборудования, предусмотренных планом тушения пожаров соответствующих лесничеств, и резерва, предусмотренного сводным планом тушения лесных пожаров субъекта Российской Федерации". Дальше уровень (характер) ЧС нарастает с ростом территории: если режим ЧС введен в двух и более районах или городских округах одного субъекта РФ - это ЧС регионального характера, если режим ЧС введен в двух субъектах РФ - это ЧС межрегионального характера, если в двух сопредельных федеральных округах введен режим ЧС межрегионального характера - это ЧС федерального характера.

В Иркутской области и в Красноярском крае реальная ситуация с лесными пожарами требовала введения режима ЧС регионального характера еще в июне 2016 года. В течение лета ситуация развивалась неравномерно - были периоды прохладной и дождливой погоды, обуславливавшие длительные перерывы в разрастании пожаров. Но даже если считать, что все пожары, приведшие к нынешней катастрофе, были новыми и возникли только в сентябре - уже к восьмому сентября пожары, однозначно соответствовавшие критериям муниципального ЧС, действовали как минимум в трех районах Иркутской области (Катангском, Усть-Кутском и Качугском), и как миниум в двух районах Красноярского края (Эвенкийском и Кежемском) - а это требовало введения регионального ЧС в каждом из них, и, соответственно, межрегионального ЧС в Сибирском федеральном округе.

А кто у нас отвечает за чрезвычайные ситуации? Согласно указу Президента РФ от 11 июля 2004 г. № 868, федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики, нормативно-правовому регулированию, а также по надзору и контролю в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, является именно МЧС России. Более того, согласно этому же указу в основные задачи МЧС России входит "управление деятельностью федеральных органов исполнительной власти в рамках единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций", а одна из его функций состоит в том, что оно "организует работу по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций межрегионального и федерального характера, спасению людей при этих чрезвычайных ситуациях".

Муниципальные и региональные власти не обеспечили своевременное введение ЧС соответствующего уровня (характера) в связи с лесными пожарами в Красноярском крае и Иркутской области? Но так именно МЧС России, согласно вышеупомянутому президентскому указу, "осуществляет государственный надзор за выполнением федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, организациями и гражданами установленных требований по ... защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций в пределах своих полномочий".

Кроме того, по этому же указу МЧС России осуществляет "управление в установленном порядке единой государственной системой предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций" и "методическое руководство федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации при определении состава, размещении и оснащении сил функциональных и территориальных подсистем единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций". А система охраны лесов от пожаров и защиты их от вредителей и болезней леса является функциональной подсистемой единой государственной системой предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (постановление Правительства РФ от 30 декабря 2003 г. № 794).

Таким образом, пока лесные пожары не достигли масштабов ЧС - за их тушение отвечают органы управления лесами, подведомственные им организации и (в форме "недопущения распространения") лесопользователи; а потом - тушение пожаров должно осуществляться уже в рамках общей работы по ликвидации ЧС. Можно по-разному считать площади лесных пожаров, действовавших этим летом в Иркутской области и Красноярском крае - и это сильно повлияет на дату, с которой следовало вводить режим ЧС межрегионального характера в Сибирском федеральном округе. Если считать пожары: строго по ГОСТ 17.6.1.01-83 (т.е. включать всю площадь, пройденную каждым еще действующим пожаром с даты его возникновения) - тогда межрегиональную ЧС в Сибирском федеральном округе надо было вводить в июне, и не снимать до сих пор. Если считать пожары согласно пункту 67 Правил тушения лесных пожаров (то есть возобновившийся более чем через пять дней после официальной ликвидации пожар считать новым, и не учитывать ранее пройденную им площадь) - тогда межрегиональную ЧС в СФО надо было вводить не позднее, чем 8 сентября 2016 года.

Ситуация с лесными пожарами в Сибирском федеральном округе фактически соответствует ЧС межрегионального уровня (характера) на протяжении уже как минимум семнадцати дней, и на протяжении этих семнадцати дней главной силой, управляющей общей работй по ликвидации чрезвычайной ситуации, вызванной лесными пожарами, должно было быть именно МЧС России. Все остальные, кто не справился с тушением катастрофических лесных пожаров в Сибири и с защитой населения от них - не справились под руководством МЧС в рамках Единой государственной системой предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (РСЧС). В той или иной мере виноваты, конечно, многие - но на руководителе всегда лежит большая ответственность, чем на тех, кем он руководил.

Напомним, что такая ситуация повторяется в Восточной Сибири уже второй год подряд: прошлогодняя лесопожарная катастрофа на Байкале во многом была связана именно с недееспособностью Единой государственной системой предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Сколько-нибудь серьезного анализа причин прошлогодней катастрофы на государственном уровне сделано не было, никто из высокопоставленных чиновников федерального уровня ни к какой ответственности привлечен не был, и даже министр МЧС Пучков, очевидно не справившийся с данным ему правительственным поручением "обеспечить координацию работы МЧС, Минобороны, Минприроды, Рослесхоза и органов власти субъектов РФ по ликвидации пожаров на территории Сибирского федерального округа", остался министром. Именно эта безответственность привела к тому, что никаких реальных мер по предотвращению новых лесопожарных катастроф принято не было - и год спустя катастрофа повторилась вновь. Безответственность и безнаказанность чиновников самого высокого уровня, отвечающих за организацию работы РСЧС, является одной из главных причин неэффективной охраны природных территорий страны от пожаров, и практически гарантией того, что катастрофические лесные пожары повторятся и в следующем году.