Торговая площадка   Каталог компаний   Новости законодательства   Аналитика   Технологии и оборудование 
Журнал "Деловой лес" Для руководителей | Размещение баннеров и статей

Вход в систему

Логин
Пароль

Напишите, для регистрации

Статистика

Компаний: 1590
Пользователей: 2868

Реклама на сайте

Информеры Информеры
Главная страница » Новости лесной отрасли

Несмотря на очевидное истощение хвойных лесов, власти продолжают поддерживать новые мега-проекты в области деревообработки

Истощение хозяйственно-ценных хвойных лесов в регионах Северо-Запада России достигло уже такого уровня, что его не могут не замечать даже руководящие работники государственных органов управления лесами. "Деловой петербург" приводит мнение по этому поводу начальника Департамента лесного хозяйства по Северо-Западному федеральному округу (территориального органа Рослесхоза) А.А.Эглита: "в ближайшие годы компании Северо-Запада, которые занимаются переработкой пиловочника и выпуском пиломатериалов, столкнутся с серьезной проблемой нехватки сырья для своих заводов. Вместе с тем в регионе есть возможности для развития целлюлозно-бумажных производств, выпуска биотоплива, или пеллет, древесных плит" (ссылка).

Официальная лесная статистика этого дефицита пока не отражает - но она по большому счету вообще ничего не отражает, и не имеет почти ничего общего с действительностью (за исключением разве что оценок общей площади лесов). Первоисточником данных для официальной лесной статистики является лесоустройство - а его средний возраст по стране составляет около 21 года, возраст же последнего качественного лесоустройства в большинстве лесничеств, особенно в таежной зоне, исчисляется многими десятилетиями. Исходно не очень точные данные о лесах с каждым годом все сильнее и сильнее расходятся с реальностью - за счет сокрытия потерь хозяйственно ценных лесов и колоссальных масштабов приписок в области их воспроизводства. В дополнение к этому, возможные объемы лесопользования (расчетная лесосека) исчисляются по старинным немецким формулам, придуманным для совсем других условий - для лесов умереного пояса, и для территорий, на которых ведется полноценное лесное хозяйство (т.е. на месте срубленного леса в расчетный срок воспроизводится новый, такого же или лучшего состава и качества). Наши леса малопродуктивны, особенно в северных регионах, критически истощены десятилетиями расточительного использования, а полноценного лесного хозяйства в них не ведется и пока даже не предвидится. Леснй кодекс 2006 года в целом основывается на концепции "освоения лесов" (то есть добычи уже имеющейся в лесах древесины, по аналогии с освоением месторождений полезных ископаемых) - лесное хозяйство он предусматривает лишь символически, как элемент планово-отчетно-надзорной деятельности, но не как отрасль экономики.

Вся эта "лесная липа" - продолжающаяся десятилетиями тотальная ложь в части оценки лесных ресурсов, наиболее выраженная в прежних "многолесных" регионах таежной зоны - ведет к тому, что официально разрешенные объемы лесопользования ("расчетные лесосеки") по хвойным лесам в три-пять раз, а местами и более, превышают реально возможные уровни неистощительного пользования этими лесами при их нынешнем состоянии. А для того, чтобы вернуть разоренные неправильным хозяйствованием леса в нормальное продуктивное, с преобладанием хвойных пород, состояние - нужны десятки лет интенсивного лесовыращивания (от двух-трех десятилетий в южной части таежной зоны до четырех-пяти в северной).

Несмотря на это, в регионах СЗФО продолжают множиться "инвестпроекты", нацеленные именно на освоение последних запасов хвойных лесов - именно это может принести лесным компаниям основную прибыль. В процитированном выше интервью Эглита говорится о крупном проекте ЗАО "Лесозавод 25" - это крупнейшая группа лесопильных предприятий в Архангельске; кроме него, реализуются уже два также очень крупных проекта по развитию лесопиления ООО "Устьянский ЛПК" в Устьянском районе на юге региона, и еще три проекта, также связанных с лесопилением, потеряли свой "приоритетный" статус - ООО "ХарвиСеверЛес", УК Соломбалалес, и ОАО "Онежский ЛДК". В дополнение к этому, 16 февраля был официально презентован, и уже получил как минимум устную поддержку со стороны губернатора области, еще один гигантский проект по развитию лесопиления (самый крупный из всех) - ООО "Поморская лесопильная компания". Последний проект предусматривает создание уже в 2019 году нового предприятия, способного распиливать полтора миллиона кубометров хвойного пиловочника - то есть той самой наиболее дефицитной древесины, о нехватке которой в регионах СЗФО говорит начальник департамента лесного хозяйства.

Истощенность лесов Архангельской области такова, что даже существующим и уже строящимся лесопильным предприятиям заведомо не хватит имеющихся запасов хвойной древесины хотя бы на расчетный срок службы установленного на них оборудования. Понятно, что региональные власти будут пытаться решить проблему умирающих предприятий за счет вовлечения в рубку даже наиболее ценных в природном отношении лесов, в том числе планируемых особо охраняемых природных территорий - но это может продлить агонию архангельской деревообработки лишь на несколько лет. Новые же предприятия, особенно такие гиганты, как планируемый новый Соломбальский ЛДК (тот, что хочет построить Поморская лесопильная компания", неизбежно ужесточат конкуренцию и ускорят коллапс отрасли.

Впрочем, далеко не все приоритетные инвестиционные проекты в области освоения лесов заканчиваются появлением каки-либо новых предприятий. Многие из них кончаются ничем: в том же интервью Эглита говорится, что "в СЗФО будет реализовано 12 новых проектов в сфере освоения лесов. При этом 16 приоритетных инвестпроектов по освоению лесов, заявленные на Северо-Западе несколько лет назад, не будут реализованы и потеряют свой статус". В отдельно взятой Архангельской области как минимум три очень крупных приоритетных проекта, связанных с лесопилением, уже приказали долго жить. Приоритетный инвестиционный проект в области освоения лесов - это прежде всего механизм получения льготного доступа к лесным ресурсам (за 50% от минимальной цены, без всякой конкуренции и без аукционных надбавок). Даже самые провальные приоритетные инвестпроекты позволяют компаниям-заявителям в течение нескольких лет почти даром попользоваться ценными лесными участками, выбрать какую-то часть лучших из оставшихся на них хвойных лесов, прилично на этом заработать, и бесследно раствориться в истории. Теоретически "неудачники" в случае провала приоритетного инвестпроекта должны компенсировать все полученные ими льготы - но, во-первых, утраченного и разоренного ими леса уже никак не вернешь, и во-вторых, эти "неудачники" часто прячутся за кипрскими и прочими офшорами, с которых в случае провала ничего не спросишь.