Торговая площадка   Каталог компаний   Новости законодательства   Аналитика   Технологии и оборудование 
Журнал "Деловой лес" Для руководителей | Размещение баннеров и статей

Вход в систему

Логин
Пароль

Напишите, для регистрации

Статистика

Компаний: 1590
Пользователей: 2868

Реклама на сайте

Информеры Информеры
Главная страница » Новости лесной отрасли

Владимир Крупчак: Глубокая переработка древесины тормозится из-за отсутствия национальной лесной политики

Вчера в правительственном "Белом доме" на заседании Комиссии по промышленности, транспорту и технологиям под председательством первого вице-премьера Правительства РФ Сергея Иванова, широко обсуждалась ситуация в лесном секторе экономики.
Были заслушаны доклады руководителей Минпромэнерго и Минэкономразвития РФ о мерах по развитию глубокой переработки древесины в России. Однако С.Б. Иванов остался недоволен темпами преобразований в этой стратегически важной для страны отрасли. Он посетовал, что сдвиги в российском леспроме происходят лишь тогда, когда приходится "стукнуть по столу кулаком", как это сделал Президент РФ В.В. Путин в г. Сыктывкаре. Кроме введения повышенных вывозных таможенных пошлин на "кругляк", никаких серьёзных шагов по улучшению ситуации с переработкой древесины в России Правительством сделано не было. В связи с этим С. Иванов захотел услышать мнение профессионалов, давно работающих в лесном секторе экономки.
Свой взгляд на первостепенные меры по развитию глубокой переработки древесины в России высказал в своём выступлении депутат Госдумы РФ, председатель подкомитета по лесу В.Я. Крупчака. Он, в частности, отметил, что, несмотря на положительную динамику роста за период с 1999 года, объемы производства основных видов лесобумажной продукции так и не достигли уровня 1990 года. В структуре лесопромышленного производства до сих пор преобладает необработанный лес и полуфабрикаты из древесины - пиломатериалы и целлюлоза. Поэтому стоимость продукции из 1 кубометра леса в России составляет порядка 2 тыс. рублей, что в 5 раз ниже, чем, например, в скандинавских странах. На существующих мощностях в России сегодня производятся 2,4 млн тонн товарной целлюлозы, 80% из которой поставляется на экспорт. Причем, экспортная ориентация целлюлозного производства определяется не более благоприятной конъюнктурой внешнего рынка (на внутреннем рынке цены значительно выше), а нехваткой производственных м!
 ощностей по дальнейшему выпуску бумаги и картона.
Количество проектов, связанных со строительством новых ЦБК на сегодняшний день, по словам В. Крупчака, приближается к 30. По многим из них потребность в инвестициях составляет более 1 млрд долларов, срок строительства - 4-5 лет, окупаемость - более 10 лет. В условиях, когда ежегодный объём инвестиций покрывает потребность в них только на 40%, о серьёзном прорыве в строительстве новых ЦБК говорить преждевременно. Политика государства в области привлечения инвестиций в ЛПК, по мнению В. Крупчака, должна быть более разумной и взвешенной.
Глобализация и международное разделение труда стали для мировой лесной промышленности свершившимся фактом, поэтому необходимо расширять конкурентные преимущества отечественного лесопромышленного производства. Однако в России себестоимость заготовки леса составляет более 30 долларов за 1 куб. м, а в странах Латинской Америки, где дерево до промышленной переработки растёт 5-7 лет, она составляет $12-15 за 1 куб. м. По этой причине себестоимость производства целлюлозы из эвкалипта ниже европейской и североамериканской, примерно, в 2,5 раза. Это связано как с низкими расходами на персонал и строительные работы, так и с дешёвыми технологиями производства. В результате, если в России себестоимость целлюлозы превышает 400 долл./т, то в Бразилии или Чили она составляет, соответственно, 150-200 долл./т. Таким образом, Россия является достаточно "дорогим" в мировых масштабах производителем продукции ЦБП.
Тенденцией последних лет в мире становится закрытие низкорентабельных целлюлозно-бумажных комбинатов в Северной Америке, Западной Европе, Скандинавии - словом, там, где, подобно России, производственные издержки высоки. В Латинской Америке и странах Индокитая, наоборот, за период 2006-2010 гг. вводится в строй более 6,6 млн тонн новых производственных мощностей по производству товарной целлюлозы.
Но самые быстрые темпы роста производства целлюлозно-бумажной продукции показывает Китай. Только за 2000-2006 г.г. в КНР было введено новых мощностей по производству картона в объёме 9,2 млн тонн, а в 2007-2010 г.г. будут запущены мощности ещё на 9 млн тонн. В результате этих тенденций, импорт целлюлозно-бумажной продукции в России в 2006 году превысил экспорт почти на 4 млрд рублей.
Поэтому, считает В. Крупчак, сейчас очень важно не избрать тупиковый путь развития отечественной целлюлозно-бумажной индустрии, не удариться бездумно в наращивание выпуска целлюлозы для экспортных рынков. Развитие глубокой переработки древесины в России - это приоритетная задача, но вектором этого развития должно стать импортозамещение. Для этого в стране следует создавать, прежде всего, производства по дальнейшей переработке целлюлозы, выпускать высококачественные изделия из бумаги и картона для нужд внутреннего рынка. Это позволит не только избежать конкуренции на мировом рынке с "дешевыми" производствами из Латинской Америке и Индонезии, но и добиться существенного роста рыночной стоимости продукции из российского леса, увеличить переработку сырья внутри страны.
Депутат Крупчак в своём выступлении остановился ещё на одном вопросе, который Президент России В.В. Путин заострил в начале 2006 года на совещании в г. Сыктывкаре. Президент тогда отметил, что "в отрасли, как и в начале 90-х, работает около 30 тысяч предприятий. Большинство из них маломощны, не способны выполнять функции по восстановлению и защите лесов и тем более развивать свою инфраструктуру, занимаясь глубокой переработкой древесины, да и неглубокой - тоже недостаточно".
Поэтому среди трёх важнейших условий повышения конкурентоспособности лесного сектора России В.В. Путин назвал стимулирование структурных преобразований в отрасли: "нужно помогать и создавать новые условия для того, чтобы возникали крупные предприятия. Нужно активизировать процессы их интеграции, предложив для этого выгодные экономические условия". Однако, как отметил Крупчак, ни в новом Лесном кодексе, ни в проектах подзаконных актов практически нет положений, стимулирующих создание и развитие крупных лесных корпораций.
По словам депутата, 2/3 лесобумажной продукции в мире выпускается крупными транснациональными корпорациями (ТНК). Деятельность этих финансово-устойчивых структур доказала, что они являются наиболее эффективными хозяевами в лесу, в то же время производят качественную лесобумажную продукцию с высокой добавленной стоимостью. В России сегодня работает порядка 12 крупных интегрированных лесопромышленных компаний, на долю которых приходится более 75% производства целлюлозы, около 70% бумаги и картона.
В 2006 году в ЛПК была получена прибыль около 18 млрд руб., главным образом на целлюлозно-бумажных предприятиях (85,5%). Несмотря на высокую интеграцию российской целлюлозно-бумажной промышленности, около 90% круглого леса и пиломатериалов выпускается небольшими обособленными предприятиями. Поэтому наиболее высокий уровень убыточности в лесозаготовительной промышленности - 61%.
Несовершенная структура лесопромышленного производства, низкая интеграция технологически связанных предприятий препятствует рациональному вхождению России на международный лесной рынок, где доля Российской Федерации не превышает 3,0%. Вместе с тем большинство развитых лесопромышленных стран имеют национальные лесные политики, где государственная поддержка своих крупных лесных корпораций является приоритетной задачей государства.
Таким образом, для повышения эффективности и конкурентоспособности лесного сектора экономики необходима чёткая национальная лесная политика, обеспечивающая повышение инвестиционной привлекательности лесного бизнеса в России и снижение издержек лесопромышленного производства. Для этого, по мнению В.Я. Крупчака, Правительство РФ должно не тормозить выпуск важнейших нормативно-правовых актов - как это происходит с Постановлением об обнулении вывозных таможенных пошлин на ряд видов продукции глубокой переработки древесины, а сделать ряд решительных шагов по улучшению ситуации в лесном секторе:
1. снять со всей продукции глубокой переработки древесины (пиломатериалов, бумаги, картонной тары) вывозные таможенные пошлины, убрать все пошлины и НДС при ввозе в страну современного лесозаготовительного оборудования;
2. доработать лесное законодательство в направлении надёжного и стабильного обеспечения перерабатывающих предприятий древесным сырьём;
3. стимулировать интеграцию мелких и средних предприятий в крупные вертикально-интегрированные структуры, наиболее конкурентоспособные и финансово устойчивые на лесном рынке;
4. приступить к долевому участию государства в финансировании строительства лесовозных дорог путём выделения для этого средств из бюджета;
5. стимулировать увеличения выпуска продукции глубокой переработки древесины путём формирования инвестиционных соглашений между государством и бизнесом, где предусмотреть различные льготы на период окупаемости проектов;
6. развивать отечественное лесопромышленное машиностроение путём покупки патентов и лицензий, создания совместных с зарубежными фирмами совместных машиностроительных предприятий, по аналогии с автопромом.

Что такое гранит "Rugranit".