Торговая площадка   Каталог компаний   Новости законодательства   Аналитика   Технологии и оборудование 
Журнал "Деловой лес" Для руководителей | Размещение баннеров и статей

Вход в систему

Логин
Пароль

Напишите, для регистрации

Статистика

Компаний: 1590
Пользователей: 2868

Реклама на сайте

Информеры Информеры
Главная страница » Новости лесной отрасли

«Не хватает сушильных мощностей»: как работает деревообрабатывающая отрасль в условиях запрета на экспорт кругляка

Об этом мы говорили  с начальником управления производства и реализации продукции Министерства лесного хозяйства Александром Суртой, начальником управления внешнеэкономических связей и координации поставок на внутренний рынок концерна «Беллесбумпром» Виктором Кашпеем, заместителем начальника управления кооперации и специализации деревообрабатывающих и мебельных производств, организации транспортной логистики и лесопользования концерна «Беллесбумпром» Виталием Костенко, начальником управления торгов лесопродукцией ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа» Евгением Малышевым, директором ООО «Династия Лимитед» Димитрием Солодухиным и директором ООО «Масколт арс» Александром Драгуном.

Проблемы бревна не создали

Несмотря на скепсис ряда экспертов и участников рынка, коллапса после прекращения экспорта круглой древесины не произошло. Наоборот, показатели по первому кварталу лучше, чем предполагали даже оптимисты, а тем более — пессиисты. 

 Александр Сурта: 

— Наши опасения пока не оправдались: в первом квартале сработали с опережением — рост экспорта на 7 процентов. Предприятия Минлесхоза заработали на зарубежных поставках пиломатериалов, топливной щепы, пеллет, брикетов 31 млн долларов. Поставки пилопродукции увеличили в 1,3 раза, топливной щепы — в 2 раза. Так как цены подросли на 35—40 процентов, то и произошел общий рост выручки. Выросли и поставки на внутренний рынок: в первом квартале реализовали на 1 миллион кубометров больше по сравнению с первыми тремя месяцами прошлого года. Древесина востребована. Но остатки на складах несколько выросли — на 200 тысяч кубометров. 

 Правда, Александр Сурта не уверен, что весь год пройдет безоблачно. Да, результаты работы в первом квартале по сравнению с прошлым годом выглядят очень симпатично. Но в начале 2017-го экспорт круглых лесоматериалов был весьма скромный и занимал небольшую долю в зарубежных поставках. Ведь с начала года можно было отгружать иностранным контрагентам только буреломную древесину, лишь к концу января выделили квоты… Удастся ли и дальше за счет наращивания продажи пиломатериалов и другой продукции компенсировать выпадающую выручку за счет кругляка? Александр Сурта предполагает: в третьем — четвертом кварталах лесхозам будет сложнее. Тем более что затянувшаяся зима тоже сыграла на руку министерству: конъюнктура рынка для топливной продукции была крайне благоприятной. А какие сюрпризы подкинет климат в 2018-м? 

 Согласно прогнозному балансу в стране в этом году планируется заготовить 22,5 млн кубометров древесины. Практически вся должна остаться внутри страны. Потребность концерна «Беллесбумпром», казалось бы, не такая и большая — всего 6 млн «кубов». Но на биржевых торгах они пока купили только треть. «Хотя обычно к этому периоду 60 процентов ресурса концерна мы продавали на бирже», — делится наблюдениями Сурта. 

 Виталий Костенко рассказал о некоторых итогах работы концерна «Беллесбумпром» в первом квартале:   

— Объемы производства увеличили на 44,6 процента. В денежном выражении произвели продукции на 376 млн рублей: на 113 млн больше, чем за аналогичный период прошлого года. Причем это продукция глубокой переработки — древесные плиты (ДСП, ДВП), фанера, различные изделия (двери, окна, строительные конструкции) и, конечно, мебель. Производственные мощности модернизированных предприятий загружены практически на 100 процентов. Более 67 процентов продукции экспортируется. 

 Планирует ли концерн увеличивать спрос на сырье? Виталий Костенко этого не исключает. Сейчас все предприятия работают согласно бизнес-планам, но резервы для наращивания еще есть, в основном за счет создания дополнительных мощностей по лесопилению и производству щепы. Плюс в состав концерна, возможно, войдут новые предприятия. Внешняя конъюнктура благоприятствует деревопереработчикам. И спрос, и цены на продукцию растут, поэтому надо развивать производство внутри страны.

 Виктор Кашпей: 

— За истекший период экспортные цены выросли на 20—25 процентов. Объемы поставок за рубеж по первому кварталу увеличились на 47,2 процента. Мы впервые вышли на уровень складских запасов 92—93 процента от объемов среднемесячного производства. Прежде всегда было больше. Все, что предприятия выпускают, реализуется. При этом хочу добавить, что предприятия концерна интенсивно наращивают поставки на рынки Европейского союза. Так, в общем объеме экспорта в дальнее зарубежье на долю стран ЕС сейчас приходится 46,6 процента, тогда как в первом квартале 2017 года эта доля составляла 39,9 процента. В структуре экспорта на рынки дальнего зарубежья наибольшие объемы занимают древесные плиты (ДВП и ДСП — 20,8 млн долларов), фанера (16,1 млн долларов), мебель (9,3 млн долларов), бумага и картон (7,9 млн долларов), а также пиломатериалы (5,1 млн долларов). Кроме того, поставляются двери, окна, различные деревянные изделия, древесное топливо, спички, обои и прочее.

 Да и в целом, по убеждению экспертов, отрасль развивается. По такому виду деятельности, как обработка древесины и производство из нее изделий, в первом квартале прибавила она 21,7 процента. «Большой задел на будущее, что предприятия полностью обеспечены сырьем», — констатировал Виктор Кашпей. Поэтому древесина не пропадет: в стране есть мощности, чтобы ее полностью переработать. В том числе и объемы кругляка, который раньше уходил на экспорт. Только один Светлогорский целлюлозно-картонный комбинат мог бы увеличить спрос на 2,5 млн кубометров сырья. К сожалению, с запуском этого крупного производства возникли некоторые сложности. Александр Сурта тоже с нетерпением ждет сдачи в эксплуатацию светлогорского гиганта. В своих планах лесхозы рассчитывали и на потребности этого предприятия. Поэтому в Брестской, Минской и Гомельской областях заготовили 5 млн кубометров усыхающей древесины. На 1,3 млн кубометров больше, чем в первом квартале прошлого года. Но ЦКК пока купил только 500 тысяч, а забрал — 250 тысяч «кубиков»,  плановая же потребность комбината — 150 тысяч кубометров в месяц. 

 Подозрительно дешевая правота

 Евгений Малышев выступил в общем ключе. Растут и цены, и объемы продаж. И на внутреннем, и на внешнем рынках. Проанализировали динамику торгов за последние 2—3 года и первый квартал нынешнего. Так вот, с 2015 года в натуральном выражении объемы продажи кругляка на внутренний рынок выросли на 53 процента. Увеличился за это время и экспорт пиломатерилов — на 50 процентов. Но это не дает перекрыть выпавшие объемы по экспорту кругляка за счет увеличения объемов продажи пилопродукции. Даже несмотря на то, что в 2,2 раза выросла отгрузка топливной щепы и спрос на нее только растет. Как и цены. Беспокоит специалиста другой аспект. Из 2,4 млн кубометров пиломатериалов на экспорт через биржевые торги поставляется только 1,3 млн «кубиков». Значительные объемы отгружаются по прямым договорам. Такое право законодательно предоставлено предприятиям, расположенным в сельской местности и малых населенных пунктах. 

 Евгений Малышев:

— Казалось бы, это хорошо: надо давать возможность малым предприятиям и индивидуальным предпринимателям сбывать свою продукцию. Тем более что биржевые торги не всегда однозначно воспринимаются. Но проанализировали ситуацию, и оказалось, что по прямым договорам зачастую продается более качественная продукция, но на 20—25 евро за кубометр дешевле, чем на биржевых торгах. Получается, что при имеющейся системе государство существенно недобирает в экспортной выручке. Эту проблему БУТБ вынесла на рассмотрение на ближайшем заседании возглавляемого заместителем Премьер-министра Владимиром Семашко координационного совета по биржевой торговле, решения которого обязательны для исполнения. Предлагаем перекрыть вал реализации пилопродукции по прямым договорам, пустить ее на конкурсных условиях. Не секрет, что сегодня наши пиломатериалы активно приобретают прибалтийские компании, дорабатывают и получают на кубометре 60—65 евро дополнительной стоимости. Второй вопрос, который хочет поставить БУТБ, — создание в рамках республики специализированной компании, которая бы оказывала целый комплекс услуг зарубежным покупателям нашей продукции. Не только деревопереработки. Необходимо более активно задействовать наши транспортные, логистические мощности, чтобы развивать сектор услуг и не отдавать эти заказы зарубежным компаниям. 

 Мы считаем, что это не будет каким-то звеном, конкурирующим с уже существующими операторами или брокерскими структурами, которые на биржевых торгах представляют отраслевые интересы. Мы надеемся, что те брокерские конторы, которые сегодня работают, будут работать дальше, в том же режиме и по тем же товарным позициям. Но мы уже подготовили площадку — и готовы ее запускать — по продаже чисто логистических услуг по доставке грузов. Не только пилопродукции. Надеемся, что у нас получится перетянуть услуги на белорусскую сторону. 

 По глубокому убеждению представителя биржи, пока мы продаем за рубеж фактически полуфабрикат. Зачастую просто доску. Иной раз даже толком неотсортированную. А прибалтийские предприниматели ее почистят, высушат, красиво упакуют и получат продукт совершенно другой стоимости. Страна теряет огромные деньги. 

 Евгений Малышев: 

 — Чтобы производить доработку пиломатериалов в Беларуси, естественно, необходимы инвестиции. И вкладываться в оборудование должны производители. Если они увидят перспективу и поймут, что могут реально увеличить свои прибыли, то можно идти по пути углубления деревопереработки. Но это задача не одного дня. 

 Не заставишь — не посушат

 Переработать сырье получше и продать подороже — актуальная государственная проблема. И выгода производителей, в том числе и частных, очевидна. 

Почему же компании не углубляют технологии? Александр Драгун убежден: дело не в принципиальной позиции предпринимателей, а в элементарном отсутствии средств. Его компания занимается производством оборудования «под ключ», в том числе и для выпуска продукции нормированной влажности. Но спрос на белорусском рынке оставляет желать лучшего. «Для большинства малых предприятий простейшая пилорама стоимостью 1,5 тысячи долларов уже является дорогим оборудованием, — объясняет реалии жизни Александр Драгун. — А для переработки древесины в конечный продукт необходимо приобрести линию стоимостью 100 тысяч евро и дороже при объемах переработки 1,5—2 тысячи кубометров в год». 

 Димитрий Солодухин, опираясь на свой опыт, утверждает: чехарда с ценами происходит в мелких компаниях с примитивным оборудованием и такой же продукцией. Более того, не исключает он и использование различных «серых» схем. Высокотехнологичные частные предприятия продают свои изделия подчас еще и дороже, чем на бирже. Проблема, несомненно, есть. «Крохотные предприятия, которых очень много в Беларуси, не в состоянии производить широкую номенклатуру продукции. В результате часть древесины не пилится рационально», — поясняет предприниматель. Один из элементов эффективности — сортировка. И сырья, и готовой продукции. У нас чаще всего и первое, и второе идут вперемешку. Поэтому крохотные пилорамы пилят все сорта в один продукт. «Если наладить сортировку, то за те же объемы древесины и пилопродукции можно было бы выручить процентов на 20 больше», — уверен Солодухин. И добавляет: в данном случае принципиален вопрос централизации. 

 Получается некий тупик. Очевидно, что у множества небольших деревоперерабатывающих производств денег на инвестиции в солидное оборудование нет. И они не скоро появятся, если вообще крохотным компаниям их когда-то удастся заработать. Несомненно, такие предприятия выполняют важную социальную функцию в небольших населенных пунктах. Но выпускать они могут только простейшую «мокрую» доску. И высушить ее не могут. Ни самостоятельно, ни отдать эту проблему на аутсорсинг. Соответствующих мощностей в стране огромный дефицит. Поэтому сушка кубометра пиломатериалов для стороннего заказчика золотая. Если верить Драгуну, до 25 евро доходит. Аналогичная услуга в прибалтийском порту обойдется в 13 евро. Поэтому и везут за границу полуфабрикат — его там выгоднее «доводить». 

 Евгений Малышев выступает за создание комплексной государственной программы, которая бы способствовала увеличению мощностей в стране по глубокой переработке древесины. В том числе и в частном секторе. Правда, все участники круглого стола согласились: без административного ресурса заставить предпринимателей, да и в целом производителей, шевелиться и вкладывать дополнительные средства не получится. Доступная цена сырья позволяет компаниям более-менее неплохо зарабатывать и на полуфабрикатах. Но есть перспективы получше. Димитрий Солодухин привел пример: в Беларуси кубометр леса стоит 45—50 евро, а в Германии — 80 евро. Но там его перерабатывают комплексно, за счет этого получая прибыль. «Мы покупаем лес с доставкой по 45 евро. Да, произвели доску за 130 евро. Получили прибыль 40—50 евро. Но отходы — половину и более, в зависимости от сорта леса — мы отдаем «Кроноспану» за 2 евро». 

 Будет ли расти цена на сырье на белорусской бирже? Евгений Малышев очень сомневается. Ни одна позиция по древесине не является такой уж дефицитной. Но цены все же растут, потому что сегодня деревопереработка в приоритете среди других любых предпринимательских направлений. Имея всего 1,5 тысячи долларов, можно организовать производство и попытаться заработать. И сегодня, говорит Евгений Малышев, все же идет борьба за сырье: «Но не потому, что его мало в стране. А потому, что производства распределены неравномерно. Возле крупных населенных пунктов концентрируются мощные заводы. И они между собой конкурируют. В Борисове или в любом областном центре цена в лесу всегда будет выше, чем в Петрикове или Лельчицах. Туда на производство даже за готовой продукцией не все хотят посылать свои фуры. Это естественный процесс». 

 Ситуация кардинально не изменится еще долго, если не будут открываться крупные деревоперерабатывающие производства. Какие способы использовать, чтобы подтолкнуть отрасль к массовому увеличению глубины переработки, — вопрос серьезный. Понятное дело, что процесс потребует определенного времени. От экспорта кругляка тоже не сразу отказались. Возможно, аналогично стоит подойти и к провоцированию увеличения производства пиломатериалов нормированной влажности. В Минлесхозе, к примеру, есть программа по модернизации своих деревоперерабатывающих производств. 

 Александр Сурта: 

 — Сегодня у нас есть только 27 сушильных комплексов, а всего — 70 таких производств. Еще 15, максимум 20, сушильных комплексов будем вводить в эксплуатацию до 2020 года. Далее планируется приобретать сушильные комплексы тем производствам, где выпускается более тысячи кубометров в месяц пилопродукции. Сейчас сушим 100 тысяч кубометров, будет 200. Мы просчитывали: при стоимости сушильного комплекса 400—450 тысяч евро он окупается за 4—5 лет. Стоимость сушки у нас 15—20 евро. Бывает, 3—4 цикла в месяц, а бывает, и 2—3 зимой не высушишь. Сейчас, когда идет усыхающая древесина, ее и за 3 дня можно высушить до транспортной влажности. Также в отрасли есть 27 строгальных производств, которые обеспечивают потребителей строганой продукцией — доской пола, вагонкой, плинтусом. 

 Возможно, идея наращивать сушильное производство по стране станет еще более привлекательной после запуска атомной электростанции. Ведь работают на электричестве, а его скоро будет в избытке.