Торговая площадка   Каталог компаний   Новости законодательства   Аналитика   Технологии и оборудование 
Журнал "Деловой лес" Для руководителей | Размещение баннеров и статей

Вход в систему

Логин
Пароль

Напишите, для регистрации

Статистика

Компаний: 1590
Пользователей: 2871

Реклама на сайте

Информеры Информеры
Главная страница » Новости лесной отрасли

Почему китайцы варварски рубят сибирские леса

Тема китайских рубок, главным образом в Сибири, уже давно сильно беспокоит российское общество. По запросу "Китай вырубает Россию" Яндекс находит сейчас 73 миллиона различных материалов, "Китай вырубает Сибирь" - 42 миллиона. Под петицией о моратории на вырубку и экспорт леса из России (в которой речь идет прежде всего об экспорте именно в Китай) собрано уже около 650 тысяч подписей. В некоторых регионах конфликты, возникающие вокруг рубок леса, так или иначе связанных с китайским бизнесом, уже приводят к актам насилия - поджогам домов, пилорам, побоям, угрозам жизни. С течением времени интерес общества к этой проблеме явно не снижается. В связи с этим попробуем разобраться, действительно ли китайцы варварски рубят российские леса, и если да - то почему. Рассмотрим этот вопрос на примере одного из участков на юго-востоке Томской области, в Тегульдетском лесничестве.

Вот этот участок - так он выглядит на космоснимке Sentinel 2 от 15 января 2019 года. Темные участки на снимке - это лес, светлые - снег; многочисленные белые прямоугольники - это сплошные рубки последнего десятилетия:

Так эти вырубки выглядят на осеннем (27 сентября 2018 года, тоже Sentinel 2) снимке в более крупном масштабе:

До рубок это был не простой лес, а особенно ценный в природном отношении. Согласно распоряжению Правительства РФ от 23 апреля 1994 года № 572-р "Об организации государственных природных заповедников и национальных природных парков на территории Российской Федерации", на этом участке планировалось создать государственный природный заповедник "Южно-таежный пихтовый" площадью 100 тысяч гектаров для охраны эталонных, уникальных по степени сохранности, южно-таежных природных комплексов Западно-Сибирской равнины. Однако, впоследствии власти от создания заповедника отказались, решив передать эту территорию арендаторам для заготовки древесины. Вот границы планировавшегося заповедника, наложенные на современный космоснимок этой территории:

Чтобы легче представить масштабы территории, приведем картинку с наложенном в том же масштабе контуром Московской кольцевой автомобильной дороги (МКАД) - в отличие от предыдущего изображения, где границы планировавшегося заповедника реальны, здесь это лишь условный контур для понимания масштаба:

Сейчас эта территория находится в аренде у ООО "Хенда-Сибирь", учредителем которой является китайская компания "Авик Форестри" (AVIC FORESTRY CO., LTD). Этот арендатор владеет еще несколькими крупными арендными участками, расположенными на территории Томской области, но мы пока рассмотрим только один из них. Вот его границы, наложенные на космоснимки Terra MODIS за 24 января 2009 года (слева) и за 18 января 2019 года (справа) - видно, что абсолютное большинство сплошных рубок в границах этого арендного участка вырублено за последние десять лет. Впрочем, действующий договор аренды заключен лишь в марте 2017 года:

Совершенно очевидно, что этой густой сеткой крупных (по несколько десятков гектаров каждая) сплошных рубок последнего десятилетия уникальная природная территория, представлявшая собой хорошо сохранившийся эталон южной западносибирской тайги, полностью уничтожена. Столь же очевидно, что такая интенсивность рубок не обеспечивает ни непрерывного и неистощительного использования лесов, ни сохранение их средообразующих, водоохранных, защитных и иных полезных функций, ни улучшения качества лесов, ни много прочего хорошего, что должно обеспечивать лесное законодательство согласно статье 1 Лесного кодекса РФ. Любой, кто знаком с практикой российского лесопользования и лесного хозяйства, понимает, что эффективного воспроизводства и выращивания новых хотя бы в хозяйственном отношении ценных лесов на этих вырубленных площадях ожидать также не приходится. В общем, это действительно варварские рубки, уничтожившие уникальную природную территорию, которую раньше правительство предполагало сделать заповедником - а после того, как эта территория будет опустошена рубками, она на многие десятки лет выпадет и из хозяйственного использования.

Почему же такое произошло, и кто в этом виноват?

Создать заповедник "Южно-таежный пихтовый" в течение срока действия распоряжения Правительства РФ от 23 апреля 1994 года № 572-р не удалось - создание особо охраняемых природных территорий в нашей стране всегда представляло собой долгий и трудный процесс. Однако, этот заповедник вошел и в новый план, на 2001-2010 годы, одобренный распоряжением Правительства РФ от 23 мая 2001 г. № 725-р. И только распоряжением Правительства РФ от 23 мая 2009 г. № 703-р был из плана исключен - без каких-либо формальных оснований.

Как это часто бывает в нашей стране, жадность победила природу: вместо уникальной особо охраняемой природной территории, которая могла стать одной из жемчужин заповедной системы России, получился обычный интенсивно опустошаемый рубками арендный участок, а следующим поколениям достанется гигантская лесная пустошь, занятая главным образом лесами из пионерных древесных пород - березы и осины.

Почему территория рубится так интенсивно?

Территория рубится так интенсивно потому, что это позволяет наше лесное законодательство.

Во-первых, действующий порядок исчисления расчетной лесосеки (официально разрешенного ежегодного объема заготовки древесины по лесничеству), утвержденный приказом Рослесхоза от 27 мая 2011 года № 191, основывается на старинных (времен наполеоновских войн) немецких алгоритмах, подразумевающих, что леса надежно охраняются от пожаров, воровства и других бедствий, и что в них ведется эффективное лесное хозяйство, обеспечивающее воспроизводство хозяйственно ценных лесных насаждений за установленный оборот рубки. Кроме того, старинный немецкий подход к исчислению расчетной лесосеки подразумевает наличие достоверной и актуальной информации о лесах. У нас же ничего этого нет: ни достоверной и актуальной информации о лесах, ни сколько-нибудь надежной лесной охраны, ни эффективного лесного хозяйства, обеспечивающего воспроизводство ценных лесов за установленный оборот (возраст) рубки. Поэтому разрешенные объемы заготовки древесины, посчитанные по старинным немецким алгоритмам, для наших лесов и нашего лесного хозяйства оказываются совершенно неактуальными - сильно завышенными.

Во-вторых, действующее законодательство позволяет произвольным образом перераспределять интенсивность заготовки древесины в пределах обширных территорий. Вышеупомянутый порядок предусматривает исчисление расчетной лесосеки по лесничествам - законодатели просто забыли или не сочли нужным точно определить, как эта расчетная лесосека делится между арендными участками, что позволяет увеличивать установленные объемы рубки на одних участках за счет их уменьшения на других. Кроме того, в границах крупных арендных участков ничем, кроме сроков примыкания лесосек (о которых будет сказано ниже), не ограничивается концентрация рубок в одних частях при полном их отсутствии в других. В результате часто получается, что наиболее доступные и удобные для заготовки древесины участки опустошаются в первую очередь и очень интенсивно, без каких-либо даже намеков на постоянство и неистощительность пользования лесом.

Почему применяются сплошные рубки такой большой площади?

Сплошные рубки применяются потому, что так установлено договором аренды. Согласно типовому договору аренды лесного участка для заготовки древесины, утвержденному приказом Минприроды России от 20 декабря 2017 года № 693, ежегодные объемы заготовки древесины должны быть указаны отдельно по сплошным и по выборочным рубкам (так было и раньше, до этого приказа). Если в договоре аренды написано, что такие-то объемы древесины должны заготавливаться сплошными рубками (как правило, по эксплуатационным лесам указывают, что все или почти все) - значит, лесопользователь-арендатор должен рубить именно сплошными, и никак иначе.

Рубки такой площади применяются потому, что так указано в Правилах заготовки древесины, утвержденных приказом Минприроды России от 13 сентября 2016 года № 474 (аналогичные параметры рубок были и в предыдущих правилах). Согласно этим правилам, в Западно-Сибирском южно-таежном равнинном лесном районе, к которому относится эта территория, в лесах с преобладанием сосны, лиственницы, ели и пихты допускаются сплошные рубки площадью до 30 гектаров и шириной до 300 метров, а с преобладанием березы и осины - сплошные рубки площадью до 50 гектаров и шириной до 500 метров. Поскольку чем больше вырубка, тем дешевле она обходится в пересчете на кубометр заготавливаемой древесины - лесозаготовители чаще всего используют рубки максимальной или почти максимальной площади, какая допускается правилами. Государственные органы управления лесами обычно их в этом поддерживают, поскольку меньшее число крупных вырубок проще контролировать, чем большее число мелких.

Почему рубки имеют прямоугольную форму и примыкают друг к другу как клетки шахматной доски, и что будет дальше с невырубленными клетками?

Рубки имеют прямоугольную форму потому, что раньше этого прямо требовали правила заготовки древесины. Например, в Правилах заготовки древесины, утвержденных приказом Минприроды России от 16 июля 2007 года № 184, было совершенно однозначно сказано, что "лесосеки в равнинных лесах отводятся прямоугольной формы". Сейчас такого требования нет, но основная часть вырубок на этом участке была сделана в период, когда оно было; да и традиции в лесном секторе чрезвычайно сильны.

Рубки примыкают друг к другу углами, как клетки шахматной доски, потому, что по правилам заготовки древесины лесосеки одного года не могут примыкать друг к другу сторонами - но запрета на примыкание углами в правилах нет (эти требования сохраняются в российском законодательстве в течение уже многих десятилетий). Вырубить новую лесосеку, граничащую со старой по любой из сторон, по правилам можно только через так называемый "срок примыкания лесосек", который для Западно-Сибирского южно-таежного равнинного лесного района составляет 4 года для лесов с преобладанием сосны, лиственницы, ели и пихты, и 2 года для лесов с преобладанием осины и березы. То есть невырубленные клетки так называемой "шахматки" на этом арендном участке можно будет вырубить в хвойных лесах через четыре года после рубки последней из примыкающих к ним уже вырубленных клеток, а в лиственных лесах - через два года.

Что по закону должен сделать лесопользователь для воспроизводства вырубленных им лесов?

В явном виде закон этого не определяет. Он лишь говорит, что "лесовосстановление осуществляется на основании проекта лесовосстановления лицами, осуществляющими рубки лесных насаждений" (ст. 62 Лесного кодекса РФ), и что "уход за лесами осуществляется лицами, использующими леса на основании проекта освоения лесов" (ст. 64 Лесного кодекса РФ). То есть воспроизводство лесов после этих рубок, в том числе лесовосстановление и уход - это обязанность лесопользователя-арендатора. Но вот что конкретно он должен сделать, и каких результатов добиться в результате воспроизводства лесов - в законах и правилах не говорится. Это определяется для каждого арендного участка индивидуально - соответствующим договором аренды, и разрабатываемым в соответствии с ним проектом освоения лесов. Фактически это вопрос договоренности между конкретным арендатором и конкретным органом управления лесами - а договоренности могут быть разными.

Правила лесовосстановления, утвержденные приказом Минприроды России, допускают в большинстве лесных районов страны, в том числе во всей таежной зоне, так называемое "естественное восстановление лесов вследствие природных процессов". Конкретные места, где оно возможно, должны быть указаны в лесохозяйственном регламенте лесничества и (или) проекте освоения лесов. Если они указаны, то соответствующий вырубленный участок можно просто оставить на произвол судьбы - пусть зарастает, чем придется, по закону это будет считаться воспроизводством леса. Еще один вариант, обычно не сильно отличающийся от "естественного восстановления лесов вследствие природных процессов" - это разнообразные меры содействия естественному возобновлению, например, сохранение имевшегося под пологом вырубленного леса подроста (на содействие естественному возобновлению лесов приходится больше 4/5 от всей площади лесовосстановления в России).

Но каким бы ни было лесовосстановление, его конечный результат зависит от наличия и качества ухода за молодыми лесами. Решающее значение имеют так называемые осветления (рубки, при которых удаляется поросль быстрорастущих пионерных деревьев и всякий бурьян, мешающий росту молодых ценных деревьев) и прочистки (рубки, при которых молодые ценные деревья разреживаются до оптимальной густоты). Если осветления и прочистки (вместе называемые рубками ухода в молодняках) не проводятся, или проводятся некачественно - то результат лесовосстановления не достигается, и вырубки зарастают ровно тем же, чем они заросли бы вообще без каких-либо мер по лесовосстановлению. Но наше законодательство не требует, чтобы на каждом участке, где было проведено какое-либо лесовосстановление, обязательно проводились осветления и прочистки, или хотя бы какие-то упрощенные формы ухода, объединяющие цели осветлений и прочисток. Сколько проводить уходов за молодняками - это опять же вопрос договора аренды и проекта освоения лесов, то есть договоренностей между конкретными лесопользователями и конкретными органами управления лесами. Ситуация усугубляется тем, что качественный уход за молодняками стоит дорого, и его трудно провести сразу на больших площадях - поэтому и лесопользователи, и органы управления лесами часто склоняются к упрощенному, некачественному, который можно быстро провести на больших площадях и хорошо этим отчитаться.

Конкретных сведений о качестве и результатах воспроизводства лесов на этом лесном участке у нас пока нет - но нет и никаких оснований думать, что они будут сильно отличаться от качества и результатов воспроизводства лесов на абсолютном большинстве других арендных участков в эксплуатационных лесах таежной зоны. Можно практически с уверенностью спрогнозировать, что с отчетностью тут все будет в полном порядке, показатели договора аренды и проекта освоения лесов будут достигнуты, но в результате вырубленные площади зарастут неухоженными березняками, осинниками или, в отдельных случаях, смешанными хвойно-мелколиственными лесами, и надолго выпадут из какого бы то ни было хозяйства.

Только ли китайские компании так обращаются с российскими лесами?

Как уже показано выше, то, что происходит с лесами на рассматриваемом арендном участке, вполне соответствует требованиям российского лесного законодательства, договоров аренды и проектов освоения лесов (а каждый проект освоения лесов для арендованного участка леса непременно проходит государственную экспертизу, без положительного заключения которой он просто не действует). Логично предположить, что примерно так же со своими арендованными лесами должны обращаться и другие крупные арендаторы, если у них есть большие массивы хозяйственно ценных лесов, есть деньги для их освоения и возможности продать заготовленную древесину. Посмотрим, так ли это, на примере другого крупного арендатора, уже совсем не китайского, расположенного в соседнем - Зырянском - лесничестве той же Томской области, в похожих по составу и транспортной доступности лесах. Вот арендный участок ООО "Монолит-Строй" - расстояние между ним и рассмотренным выше арендным участком ООО "Хенда-Сибирь" составляет меньше десяти километров:

Рубки в западной части этого арендного участка на сентябрьском снимке Sentinel 2 в более крупном масштабе:

А это такое же, как по арендному участку ООО "Хенда-Сибирь", сравнение снимков Terra MODIS за январь 2009 и январь 2019 гг. - тут тоже видно, что основная часть вырубок сделана за последнее десятилетие:

В целом ситуация на лесном участке, арендуемом ООО "Монолит-Строй", такая же, как на лесном участке ООО "Хенда-Сибирь" - хотя это совершенно разные компании с разными собственниками (китайскими и не китайскими). И можно привести сотни примеров, показывающих, что то, как обращаются с арендованными лесами компании с российскими, кипрскими, американскими, австрийскими и любыми другими собственниками, принципиально не отличаются от того, как обращаются с арендованными лесами компании с китайскими собственниками. Все они обращаются с российскими лесами так, как это позволяют и отчасти даже предписывают российские лесные законы, правила и отвечающие за леса российские чиновники. Да и непосредственно работают в лесах у всех этих компаний-арендаторов, опять же независимо от национальности их собственников, большей частью простые российские граждане.

Как уже неоднократно отмечалось ранее, Китай для российского лесного сектора - это, с одной стороны, крупнейший инвестор, и с другой стороны - крупнейший покупатель древесины и производимой из нее продукции. Но работают китайские компании в лесном секторе России по российским законам и правилам, под надзором российских чиновников, и в соответствии с общей для всех правоприменительной практикой. Если эта практика ведет к опустошению российских лесов (а она действительно ведет) - то виноваты в этом в первую очередь отнюдь не китайцы, а наши законодатели и наши чиновники. Главной угрозой нашим лесам является не Китай, а Лесной кодекс РФ 2006 года выпуска со всей основанной на нем нормативной базой лесного хозяйства и с выстроенной в соответствии с ним системой лесных отношений в стране.