Торговая площадка   Каталог компаний   Новости законодательства   Аналитика   Технологии и оборудование 
Журнал "Деловой лес" Для руководителей | Размещение баннеров и статей

Вход в систему

Логин
Пароль

Напишите, для регистрации

Статистика

Компаний: 1592
Пользователей: 2874

Реклама на сайте

Информеры Информеры
Главная страница » Новости лесной отрасли

Красноярский край на первом месте в торговле древесиной

Наш регион находится на втором месте по запасам леса в стране. Это богатство нуждается в постоянной защите и заботе. О том, во что обходятся сибирской тайге огонь и вредители, сколько времени надо на восстановление «зелёного моря» и как биржевая торговля вывела наш регион в лидеры, рассказал корреспонденту «АиФ» министр лесного хозяйства Красноярского края Димитрий Маслодудов.

Одной спичкой

Михаил Маркович, «АиФ-Красноярск»: Димитрий Александрович, опыт прошлого года показал, что нет для края большего врага, чем лесные пожары. Чем был вызван огонь 2018 года? И придут ли на помощь лесным огнеборцам новые технологии?

Дмитрий Маслодудов: Действительно, если взять прошлый год, то это был один из самых сложных пожароопасных сезонов за последнее время. Летом на севере края ситуация складывалась наиболее напряжённо. Всему виной установившийся над этой территорией сверхмощный антициклон - с полным отсутствием осадков, феноменальной грозовой активностью и высоким давлением. В результате мы получили за год около 1700 пожаров. Пострадало от огня около 1,5 млн га леса. С одной стороны, цифры звучат устрашающе, но если взглянуть с другой стороны, то удельный вес пострадавшего леса составит менее 1% от общей площади лесных угодий в крае. Это не значит, что мы отказываемся бороться за лес. Ежегодно на борьбу с пожарами привлекаем около 2 тыс. человек, 900 единиц техники. Самый главный показатель эффективности работы наших лесных огнеборцев - удалось не допустить перехода огня на населённые пункты и объекты экономики. В прошлом году помощь в борьбе с огнём нам оказывал  федеральный резерв. В крае работал специальный самолёт-зондировщик, способный вызывать искусственные осадки там, где они необходимы. Для авиационной труднодоступной зоны это идеальное средство моментального тушения.

- Но ведь кроме авиации снаряжение лесных пожарных остаётся на уровне прошлого века: топор, лопата, багор, ранцевый лесной огнетушитель…

- В этом году, впервые за последние десять лет, федерация в рамках проекта «Сохранение лесов» национального проекта «Экология» выделяет серьёзные средства на приобретение техники и оборудования для лесопожарных центров и группировок по тушению пожаров. Программа рассчитана на три года с ежегодным финансированием порядка 70 млн рублей. Это позволит нам заменить основную номенклатуру спасательных средств.

В целом в этом пожароопасном сезоне будут реализованы сразу несколько принципиально новых решений и подходов, которые позволят модернизировать существующую систему охраны лесов от пожаров и повысить её эффективность. Первое - это внедрение системы видеонаблюдения в центральной группе районов края. Сначала установим 30 видеокамер с очень качественным разрешением на вышки сотовой связи на границах населённых пунктов. С их помощью будем  контролировать обстановку и в случае необходимости оперативно направлять силы и средства для тушения пожара. В Красноярском крае в потенциально опасных зонах находятся около 350 населённых пунктов. Если камеры подтвердят свою эффективность, то до конца года - в первом квартале следующего установим ещё 70.

Второе. По поручению губернатора края мы решили больше внимания уделить беспилотным летательным аппаратам (БЛА). Сейчас сразу несколько российских предприятий-производителей изучают наши условия, чтобы предложить свои беспилотники, которые бы соответствовали запросам по дальности, температуре, каналам связи и так далее. Лесничества и краевой Лесопожарный центр приобретают квадрокоптеры, которые мы планируем использовать как для мониторинга лесопожарной обстановки, так и в части обследования лесосек на предмет очистки, незаконных рубок и так далее.

Третье важное направление - это модернизация системы авиационного патрулирования лесов за счёт максимального использования лёгких вертолётов, которые придут на смену самолётам, в том числе легендарным Ан-2. Сначала планируем задействовать 12 вертолётов, которые будут работать в центральных и южных районах края. Стоимость лётного часа у вертолётов на 20-30% меньше, чем у самолётов. За счёт этого увеличиваем кратность и периодичность патрулирования. Начнём сезон, как обычно, с самолётами, после чего будем работать в гибридной схеме - и самолёты, и вертолёты. И по итогам уже оценим эффективность и примем окончательное решение.

Но техника техникой, а подготовке специалистов мы тоже уделяем особое внимание, ведь именно от их мастерства и профессионализма в первую очередь зависит развитие лесопожарной ситуации. В прошлом году я награждал лесного пожарного, который одной спичкой потушил верховой пожар, распространявшийся со скоростью около 100 км/ч, пустив так называемый встречный пал.

Заполнить объём изъятия

- Димитрий Александрович, существует устоявшийся стереотип о неисчерпаемости сибирских лесных богатств. А как в реальности обстоят дела?

- В 2017 году мы восстанавливали в год чуть больше 50 тыс. га лесов, а рубки вели на 120-130 тыс. га. При этом около 30% объёма воспроизводства - это результаты наших усилий, а остальное природа засевает сама. Понятно, что самосевом продвигаются малоценные для экономики породы дерева: либо медленнорастущие, либо заселяющие земли, не пригодные для этих пород. Причин этому много, но сейчас важнее быстрее исправлять ситуацию. Уже в прошлом году мы увеличили лесовосстановление на 12%, в этом - ещё на 20%. А к 2024 году достигнем таких показателей, когда площадь рубок и пожаров будет равняться площади лесовосстановления. Мы должны заполнять весь объём изъятия.

- Каким образом собираетесь за несколько лет утроить свои показатели? Есть ли в крае силы и средства для такого прорыва? 

- Уже сегодня в крае профицит посадочного материала и запаса семян хвойных пород деревьев. Мы развиваем наше лесопитомническое хозяйство, укрепляем его материально-техническую базу. Вторым нашим козырем станут инновационные решения. В ближайшее время мы создадим несколько лесосеменных центров на базе частно-государственного партнёрства. Такие проекты планируют реализовать АО «Краслесинвест», ООО «Цейшень», «Сегежа Групп» - компании, которые заинтересованы в восполнении собственных лесосырьевых баз. Использование технологий выращивания саженцев и сеянцев с закрытой корневой системой даст нам значительный выигрыш по времени, сократив срок выращивания посадочного материала с трёх лет до одного года.  

Помимо этого благодаря уже упомянутому федеральному проекту «Сохранение лесов» мы в ближайшие три года сможем значительно обновить парк лесохозяйственной техники и оборудования и значительно увеличить объёмы восстановления лесов. К этой масштабной работе мы на 100% готовы. 

- У красноярской тайги есть и другие враги, кроме человека. И уж они-то наносят урон самому лучшему лесу.

- Вы о сибирском шелкопряде?

- Не только. В последние годы очень активно проявляет себя полиграф.

- Да, эти вредители существенно ухудшили состояние лесов в ряде территорий края. Сибирский шелкопряд нашим лесам уже не угрожает, новых очагов вредителя нет. Это результат беспрецедентной по масштабам кампании по борьбе с вредителем, которую мы провели в крае за последние три года. Но древостои, которые он объел на 40 тыс. га точно, теперь заселяются вторичными вредителями. Эту древесину нужно срочно вырубать и восстанавливать там леса немедленно. Благодаря активному участию Александра Усса нам удалось добиться внимания к этой проблеме на уровне федерации, сейчас разрабатывается специальная подпрограмма для решения вопросов ликвидации последствий нашествия вредителя. В общей сложности на проведение мероприятий требуется порядка 5 млрд рублей. Это работа на перспективу, но уже сегодня мы в два раза увеличили объём санитарно-оздоровительных мероприятий, чтобы не допустить дальнейшего ухудшения обстановки и снизить пожарную опасность.  

- Слышал, что и в биржевой торговле древесиной Красноярский край стал лидером?

- По поручению губернатора края мы приступили к реализации этого проекта. Оказалось, что иркутяне давно работают на бирже и показывают неплохие результаты, а мы отстаём. У нас объёмы санитарных рубок в лесах, которые проводят лесничества, достигают 3-3,5 млн кубометров. Полученную древесину они реализуют: при прежней схеме цена колебалась на уровне 120-150 рублей за кубометр. В прошлом году мы решили выставить заготовленный лес на Санкт-Петербургской товарно-сырьевой бирже от шести лесничеств (Ачинского, Енисейского, Чунского, Тунгусско-Чунского, Гремучинского, Красноярского). Что произошло на бирже? За нашим лесом пришли покупатели из других регионов, и цена кубометра выросла вдвое! Лесничества стали получать дополнительные средства и направлять их на укрепление собственной материальной базы. Самое важное - все алгоритмы прозрачны и чисты. В прошлом году объём доходов лесничеств за счёт биржевой торговли увеличился на 30%. В этом году к реализации проекта подключились остальные краевые лесничества. Итог работы первого квартала этого года - у Красноярского края первое место по объёмам торговли лесом на бирже - миллион кубометров!